panem. the bell jar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » panem. the bell jar » капитолий » нужные


нужные

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

name surname
[имя фамилия - возраст]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t925345.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t47923.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t325805.gif
[faceclaim]

[indent] » occupation


цитата, заглавный трек или мем.


основной текст: ваши хэды и всё, что нужно знать другим, в любом удобном формате.

пример поста

пост


забрац код
Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=20%][/td]
[td width=60%]
[align=center][font=Book Antiqua][size=28]name surname[/size][/font]
[font=Fixedsys][size=12][имя фамилия - возраст][/size][/font][/align]
[align=center][url=https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/925345.gif][img]https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t925345.gif[/img][/url] [url=https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/47923.gif][img]https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t47923.gif[/img][/url] [url=https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/325805.gif][img]https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/2/t325805.gif[/img][/url]
[font=Fixedsys][faceclaim][/font][/align]
[indent] [font=Book Antiqua][size=20]» occupation[/size][/font][hr]
[align=center][font=Century Gothic]цитата, заглавный трек или мем.[/font] [/align][hr]
[/td]
[td width=20%][/td]
[/tr]
[/table]
основной текст: ваши хэды и всё, что нужно знать другим, в любом удобном формате.
[spoiler="[font=Fixedsys][size=12]пример поста[/size][/font]"]пост[/spoiler]

+1

2

no name
[Ваш выбор - не менее 34]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/14/872463.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/14/87081.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/14/65004.jpg
[Обговариемо, желательно Джон Боега, Майкл Б Джордан]

[indent] » Победитель 6 Голодных игр


Ненавистник Голодных игр


Ты победил в одних из первых Голодных игр. Там, где было ужаснейшее обращение к трибутам, идущим на смерть. Вас не кормили и просто отправили убивать друг друга на арену, в тот самый амфитеатр. Ты победил, потому что был сильнее и выносливее остальных.
После - тебя вернули домой и о тебе забыли. Ты житель 5-6, 8, 10-12 дистрикта. Одного из бедных районов. Ты был достаточно взрослым, когда победил - старше 15 лет.
С 11 Голодных игр всё изменилось. Вас заставили смотреть первые красочные Голодные игры, а затем я отправилась в турнир по дистриктам. Девчонка из богатого 4 дистрикта не только выиграла, но и получила крупный гонорар и стала (по твоему мнению) одной из капитолийцев.
Я и ты встретились в твоём дистрикте, когда на моей речи после победы ты швырнул тухлые яйца с криками, что это нечестно, что одни получают всё, а другие ничего. Тебя оттащили миротворцы, но потом мы встретились вновь...
Мы оба победители, но тебя бесит, что одни, как я, получают всё, а другие, как ты, после того через что ты прошёл, ничего не получили кроме ПТСР.

Я предлагаю тебе интересную игру с противостоянием. Можем начать с ненависти, потому что по-твоему мнению я стала капитолийкой, а затем как-то привести к дружбе, чтобы понять что то, что я получила - всего лишь красивая картинка. С тех пор, как твоё имя выбрали на Жатве - ты участник голодных игр до конца своей жизни.

Темнокожий актёр не обязателен, просто так герой выглядит в моей голове. Внесём, так сказать, небольшое разнообразие в ролевую игру.

пример поста

Фредерик был мёртв, но его дело продолжало жить. Клара, порой, скучала по тем временам, когда они вместе пытались изменить мир, улучшить людей, вывести новую, совершенную расу. Но когда суперы всё-таки появились и их количество с каждым днём увеличивалось, Воут отступил, решив умереть, а не рискнуть стать кем-то большим.

Клара же вскоре узнала у себя ещё одну способность – отсутствие старения. Ей пришлось уйти в тень, перестать быть всеобщей любимицей Свободой и затаиться. Она продолжала вести дела Воут, тренировала некоторых суперов и мечтала изменить мир. Количество сильных людей не устраивало женщину.

Летом 2004, в день полным скуки, к ней заглянул мужчина, работающий психотерапевтом для суперов. Когда он заходил к Райзингер, значит, случилось что-то сверхъестественное, с чем он справиться не мог. Выглядел он расстроено, словно что-то натворил. Словно у него что-то не получалось. Клара окинула его коротким взглядом и вместо приветствия кинула короткое:
– Говори.

Он замялся, тяжело вздохнул и заговорил:
– С месяц назад мы вытащили из пожара подростка, супера. Мать – простая смертная нанесла ей кучу травм, и теперь она совершенно не идёт на контакт, – женщина кивнула, внимательно слушая его.

Такие случаи были нередки. Простые людишки часто не понимали людей новой расы. Силы, которая была возложена на них. Вместо вредительства они могли поблагодарить мир за подарок – их ребёнок супер. Но нет. Осуждение, страх, гнобление.

– В общем, вот, – мужчина сунул дело девочки. – Я бы хотел, чтобы вы заглянули к ней и поговорили. Вы сильнее, может, у нас получится…

– Свободен, – властно бросила Клара, взяв в руки дело юной Сары Крюгер.

Час женщина потратила на изучение дела. Ничего удивительно. Супер, который заделал человечьишке ребёнка, ретировался. Девочка росла у простой смертной, что боялась родную дочь. Изводила, пыталась вытащить из неё способности. Их не вытаскивать надо было, а принять и помочь контролировать. Развивать. Относиться как божественному подарку, а не к дьявольскому отродью, если говорить на библейском языке.

Клара не медлила. Изучив дело, она поспешила к бедному запуганному ребёнку. Заблудившемся и получившему весь этот ад наяву совершенно незаслуженно.

Клару пустили к девочке без вопросов. Райзингер поморщилась – эта комната больше была похожа на ещё одну маленькую тюрьму, а не на место, где можно жить в удовольствие. Не такого отношения Клара бы хотела к людям высшей расы.

— О чём вы хотели со мной поговорить? — угрюмо спросила Сара, вместо приветствия.

Конечно. О каком доверии вообще может идти речь.

– Здравствуй, Сара, – начала женщина, спокойно сев рядом. – Меня зовут Клара, и я хочу помочь тебе разобраться в том, кто ты есть на самом деле. Начнём с того, что простые смертные, окружавшие тебя с детства – тебе врали.

Отредактировано Mags Flanagan (Вс, 21 Янв 2024 19:20:34)

Подпись автора

https://64.media.tumblr.com/d0dd2c0d289c6a76dece8ef98326cc35/tumblr_inline_pof6cmORSv1vjg4rh_250.gif

+3

3

tigris snow
[тигрис сноу - 37]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/3/t767442.gif
[teela laroux]

[indent] » the academy of capitol, professor of art & design


elegy in the form of porcelain


your love is scaring me.

ты повергаешь меня в ужас, если мы будем совершенно откровенными, но откровение давно покинуло эти стены, правда?
это вопрос времени, когда ты соберешь множество вещей, перевезешь мастерскую, но уйдешь красиво, будто при тебе одна только сумочка, ты все делаешь красиво, это первое, чему я учусь от тебя. все должно быть красиво, даже там, где нажравшись яда передохли все крысы, а старая грандмадам поет гимн даже на осыпающейся кухне, это всегда пир во время чумы.
однажды я обещаю тебе: мы туда не вернемся.
но ты смотришь на меня так, будто видишь насквозь и спрашиваешь: куда мы пойдем, корио?
твоя любовь пугает меня до панического, до удушья, никто обо мне так не заботился, как ты.
в какой момент ты начинаешь думать, что возможно я твоей заботы не стоил?
в какой момент я решаю, что тебе пора уйти.
это случится не сегодня, моя дорогая.

you were a kindness.

все эти блудливые котята, печальные послевоенные дети, возможно я ревновал, только мне хотелось быть обогретым тобой и окруженным твоей заботой. возможно впоследствии все эти влажные, устремленные на тебя глаза, начали давить мне на виски, действовать на нервы.
слабость в людях похожа на отвратительный мыльный налет на кафеле, ты же видишь в них потенциал.
это ты предлагаешь добавить на голодные игры стилистов, это ты всегда настаиваешь на лучших условиях для трибутов, твоя человечность ослепительна до того, что начинает резать глаза.
точно ослепительно белый.
ты всегда выше, ты всегда первая, ты и твои идеи, твои решения, однажды ты говоришь, я хочу поработать в академии, подготовить новых стилистов на играх.
и я киваю.
за толстым слоем ласковой, трогательной заботы, многие – к своему стыду, я тоже – часто забываем о главном, о твоем трудолюбии, твоих амбициях, остром разуме.
ты тоже сноу.

snow lands on top.

tigris, why can’t we look the other way?

твое несогласие – жесткая линия рта, взгляд, который ты отводишь, но в открытую конфронтацию не вступаешь.
это танец, который мы с тобой освоили недавно.
ты делаешь шаг: я знаю, что ты делаешь.
я делаю свой: я позволяю тебе жить с этим знанием.
ты делаешь второй: я прощаю тебя за это, но мое прощение не будет вечным.
я ловлю тебя на полуслове: мне до сих пор нужно твое прощение, моя дорогая.

иногда я думаю, что по-настоящему для меня имеет значение только одна женщина.
ты, всегда ты.
и поэтом ты опасна, тигрис.
поэтому однажды тебе придется уйти.

из важных нюансов:

до того, как вы сдадите меня революционерам еще почти 50 лет, мы с вами все еще друг друга любим и остаемся самыми близкими людьми. (живем вместе тоже, но география стала существительно величественнее) по факту нас ждет замечательная история о потере доверия и падении в бездну.
я не лезу в вашу личную жизнь и не настаиваю ни на каких пунктах, кроме наших с вами отношений.
из важных моментов: благодаря тигрис сформировался момент со стилистами на играх. у нас есть котенок – eos fuchs, его притащили вы и это тема для отдельного обсуждения. у этой страны всегда будет две первых леди, официальная – ливия и теневая – тигрис, пока не перестанет.

жду очень сильно, разумеется, обещаю драму на разрыв всего.

пример поста

6 am.
спуститься вниз по улице, повернуть налево у дома с флюгером в форме звезды, жан не видит в нем смысла, но опять же, жан не видит смысла в данный конкретный период в целом.
это простой список дел, за это он любит службу. четкое расписание, выверенное, тотальный контроль – над собой и последствиями в целом, это мир стратегий и тактик. и поэтому он работает.
не работает, судя по всему, его эмоциональный интеллект или его коммуникативные способности. возможно, не работает что-то еще.
перейти на другую сторону улицу, достать ключ, вставить в скважину, повернуть трижды, не забыв предварительно нажать на дверь.
дверь открывается беззвучно, черт возьми, он ненавидит скрип петель.
он не ожидает увидеть ничего, потому что она ничего ему не должна.
и это хорошо. именно так.
ничего не должна, никто никого не ждет, никому никто не виноват, и девять дней не решают в общей картине мироздания ровным счетом ничего.
жан думает, что он устал до какого-то абсурда, устали даже его кости, это знакомая ломота в висках, продиктованная недосыпом и напряженной работой.
он не думает о хитч чаще, чем это необходимо.
вот только это необходимо.
и она, конечно, ничего и никому не должна – она делает это своим жизненным лозунгом.
но, допустим, он не слишком умен и инстинкт самосохранения подвел его – прямо здесь, прямо сейчас, в первый раз и вероятно в последний.
ему бы хотелось видеть ее первым делом, когда он заходит домой. сегодня. (завтра и может быть до конца своих дней, это называется стареть и становиться сентиментальным.
я действительно не становлюсь моложе. я действительно все оставил на этой войне.
делает ли это меня моральным инвалидом?
возможно.
but i’m still kicking, right)

6pm, 9 days ago.
это как будто пытаться удержать извивающуюся кошку в руках, чем сильнее ты держишь, тем более жесткое сопротивление встречаешь.
ты ослабляешь хватку и она уходит шипеть на тебя из-под дивана.
ты хочешь объяснить ей, что крыша этого дома обвалится в лучшем случае через минуту.
но кошка не желает тебя слушать. кошки не умеют говорить.
хитч не кошка, потому всегда может дать сдачи.
когда жан говорит ей: послушай, я..
она знает заранее.
хитч – это пламя на открытой ладони, рано или поздно она слижет кожу до самой кости, и это все равно будет того стоить.
она бы никогда не стала удобным печным огнем.
думает жан.
ты нужна мне сегодня, завтра и..
и она не даст ему закончить, потому что это слишком близко и слишком громко.
жан, в свою очередь, знает это еще раньше, чем начинает говорить об этом вслух.
year 859, we’re still here.
она убегает так, будто открытое пламя на ладони не имеет с ней ничего общего.

i'm bad, and they say they that the good die last

6.15am.
жан не оборачивается, потому что его воспоминания выглядят ровно так, как они выглядят.
в смерти у них всегда обнажаются зубы, он не знает, почему.
в смерти они всегда проявляют свою настоящую суть – дьяволы.
он упорно продолжает смотреть прямо перед собой. и перед ним она смеется, а после бежит так, будто мертвым зубастым оскалом начал улыбаться сам жан, по инерции.
он приходит к ней, смердящий запахом войны даже после нее.
so much for moving on, living on.
жан не зовет ее по имени, потому что не ожидает ответа.
ставит чемодан на пол.
обещает себе, что разберется как только время станет для этого хоть сколько-то приличным.
is there any decent time for a heartbreak?

+7

4

alice
[элис - 17]

https://i.postimg.cc/59PjWPbh/656144aab6ab8199fc258c0882ec8cca.jpg https://i.postimg.cc/k4qDqzVm/a41b34de4e0056e060371b487f7b837d.jpg https://i.postimg.cc/cCJH83Mk/a537c4630e1a54fdd6a8ec4b18b2cbc9.jpg
[jenna ortega]

[indent] » 3rd district tribute


красные щёки, кровь на губах
телом не больно, больно там, где душа
ты смотришь так мило, так тупо наивно
что хочется взять и об стену..


никто не любит успешных людей. никто не любит успешных людей у власти. неважно, насколько честными являются эти люди. насколько честно они добрались до власти. в любом случае, они живут лучше многих. иногда обычной зависти бывает достаточно.
даже тебе.
никто не любит успешных людей. ты не исключение.
мариса-дочка мэра. мариса-девочка-улыбка. мариса-девочка-новое платьице. мариса улыбается всем и каждому, буквально каждой собаке. тянет к ним свои руки, прямо в скалящиеся пасти, касается клыков и уверенно говорит, что ее не укусят.
ты смотришь на марису волком, толкаешь ее плечом, проходя мимо и шипишь, что не веришь в ее искренность. говоришь ей: “нельзя же быть такой идиоткой”.
говоришь: “они сожрут тебя”.
мариса тянет к тебе руки, совсем как тем собакам, мариса говорит: “но кусаешься здесь только ты, элис”.
мариса глупа. и эта глупость тебя злит едва ли не больше, чем то, как все скалятся за ее спиной.
ты не будешь ей улыбаться, не будешь с ней милой. ты говоришь ей: “кто-то же должен сказать тебе правду”.
тебя считают слишком грубой, слишком резкой. тебя не будут ставить в пример. но и трогать тебя не будут тоже.
в день жатвы тебе хочется смеяться, хочется сказать: “смотри, я была права”. но ты смотришь на ее бледное - белее ее платья - лицо, смотришь, как хватается за край тумбы ее отец.
они не укусят марису, нет - они отправят ее умирать. мариса-девочка-улыбка и нет ни одного шанса, что она выживет на арене. эти собаки не укусят ее за руку - они перегрызут ей глотку во сне.
твоя рука летит вверх раньше, чем ты успеваешь все обдумать. - я доброволец.
мариса-девочка-улыбка и арена для нее приговор. а вот ты - ты готова бороться.

бонус - мариса

marisa
[мариса - 17]

https://i.postimg.cc/B6pb6pD1/3a0ed6328d3127ce571af9f0a9658359.jpg https://i.postimg.cc/R0cNr4Zd/4fd3d48742fce4ccf5880581a3178da8.jpg https://i.postimg.cc/8cnCdCZp/856855a21e88ada9e57ce77e2dab1301.jpg
[emma myers]

[indent] » 3rd district


полюби, полюби мои розовые сны
мои демоны в постели не дают мне дальше жить
через боль посмотри, я теперь один из них
мои дни черчёны мелом, их ты просто сотри


факты

да. заявка, как бы, одна, но их как бы две.
так вышло. я люблю клише и не скрываю этого.
что могу сказать по ситуации. во-первых, причины, мотивацию, личные моменты всегда можно поменять, я не пытаюсь поставить вас в какие-то рамки. вот - не выходите за их пределы. если вдруг вы такие “о, хочу играть дженну, но не хочу играть эту историю”, я не против того, чтобы обсудить этот момент. будем считать, что это скелет, примерная идея, направление, вдруг вы вдохновитесь и решите, что хотите страдать. (а вдруг).
во-вторых, я ваш ментор, но я понятия не имею, что мне с этим делать. я могу сейчас сказать, что мы постараемся выиграть в квартальной бойне и вернуть вас домой, но это не точно. уповаем на то, что в сюжете 25 игры искусственно затягиваются (король умер, да здравствует король), плюс всегда есть прошлое (плюс если потенциально мертвого трибута недостаточно, всегда можно взять еще одного персонажа), то есть, на поиграть событий хватит. со стороны взаимодействия трибут-ментор я готов с вами поиграть, не обещаю безумный темп игры, но что-то обещаю.
кроме меня у нас в дистрикте присутствует стилист, возможно, что-то организуется с ним. второй трибут и второй ментор пока отсутствуют как класс, но может быть будет какой-то порыв с вашей стороны.. или что-то совместно придумаем.
и я не буду обещать золотых гор, будет прям прикольно, если вы придете и будете готовы еще куда-то вписаться, с кем-то пообщаться, как-то себя развлечь. я очень постарался бы помочь, но самостоятельность приветствуется тоже.
п.с. имена не принципиальны.

пример поста

вопросов не становится меньше. кажется, с количеством информации они только начинают множиться.
кажется, что это такой снежный ком, который становится все больше, который все быстрее несётся в сторону янлина. едва ли у него есть шанс от него спрятаться. избежать столкновения.
рано или поздно.. его погребёт под ним. и совершенно не ясно, есть ли хоть какой-то шанс быть к этому готовым.
янлин кивает, принимая одежду из рук луаня. хорошо, это простая часть - та, где стоит просто выполнять элементарные действия. это то, с чем он сможет справиться.
янлин не торопится одеваться, возможно, ему стоит попытаться, подумать. понять.
он спускает воду в ванне и какое-то время просто остается сидеть на ее бортике, смотря куда-то перед собой.
что он имеет в итоге? хотел ли он понять, собирается ли луань платить за его пребывание здесь? возможно.
понял ли он, что имел в виду эш, называя его очередным? определенно, да.
и с этим.. кажется, с этим стоило что-то делать. янлин не думал, не считал луаня кем-то ужасным, способным заставить человека делать что-то против его воли (если быть до конца честным, янлин в целом не очень представляет, что существует человек, который мог бы луаню отказать). и в целом информация о том, что луань тоже.. покупал кого-то, она не была чем-то таким, что могло бы что-то поменять.
это все еще был луань. это все еще был лучший человек в жизни янлина. не имело значения, насколько он предвзят и необъективен. это просто был луань, этого было достаточно.
и это было простой частью. простой частью, которую, возможно, он не должен был принимать вот так, но. он уже это принял.
куда сложнее - страшнее - было понять то, что будет дальше с ним самим.
янлин дергается, когда понимает, что уронил на пол одежду, пока пытался что-то понять. судя по тому, что полотенце на нем стало неприятно влажным, он провел так довольно много времени. а ведь луань сказал, что будет его ждать.
что-то внутри начинает колоть от мысли, что луань его ждет, заставляя довольно бодро выбраться из полотенца и натянуть на себя вещи луаня. вещи луаня, которые пахнут луанем.
приходится подвернуть резинку на штанах - они ему немного длинноваты (ну, конечно, с ногами луаня, было бы странно, если бы было иначе), прежде чем выйти из ванной.
это кажется таким странным, что у янлина опять - в очередной раз за сегодняшний вечер - перехватывает дыхание. он уже был здесь - в спальне луаня - но в прошлый раз.. едва ли в прошлый раз вообще существовало что-то кроме самого луаня.
а теперь у этого места появилась какая-то общая картинка, которая, впрочем, никак не влияет на стремление янлина смотреть только на луаня.
как будто он может не.
и это сейчас почти физически больно. настолько он близкий, домашний, уютный. кажется, красивее янлин и не видел никогда.
кажется, ему больше и не требуется ничего, только иметь вот такую жизнь рядом с луанем.
и от этого горько.
он ведь не должен забывать, не должен обманывать себя.
янлин мотает головой, - нет, я не хотел один.., - получается поспешно, даже немного панически. хочется отвести взгляд, все снова становится смущающим, но янлин смотрит.
их - его - время все еще ограничено.
- я скучал, не был уверен, что мы снова увидимся, смотрел твое шоу. - он не уточняет, сколько раз, не говорит, что пытался перекрыть красивой картинкой все свои кошмары. он не хочет казаться еще ненормальней, чем он уже.. - ты там очень красивый. и сейчас.. красивый.
янлину стоило бы остановиться. но он не может.
не сейчас.
он даже машинально касается рукава футболки после слов луаня про плечи. она - футболка - действительно несколько тесновата, но янлин не думал об этом до этого момента. он почти спрашивает, не испортит ли он ее (не растянет?), или, может быть, ему стоит извиниться? за плечи? но луань продолжает.
луань говорит про юйлуна (янлин кивает, янлин успевает улыбнуться, ему нравится стилист их дистрикта, хотя иногда он немного и пугающий. и тогда он был действительно очень расстроен из-за того, что янлин стал шире в плечах, янлин даже честно извинялся, он не подумал, не делал это специально, он просто.. пытался не сойти с ума?), луань говорит про жатву, про следующие игры.
и этого оказывается достаточно. как будто пазл складывается.
и неважно, совершенно, неважно, что было до. янлин принимает все это просто.
это такие мелочи по сравнению с новыми реалиями его жизни. но.
скоро будут новые игры - янлин не думает сейчас о том, чем это обернется для него, хотя, на какое-то мгновение грудь стискивает от нехватки воздуха - скоро будет кто-то еще? ведь так? еще один победитель.
еще кто-то, кто заинтересует капитолий. возможно, куда сильнее, чем интересует янлин. и это - ужасно по отношению к новому победителю - должно приносить облегчение.
должно давать какую-то надежду.
вот только. будет кто-то следующий? в этой спальне, в этой ванной, в этой квартире.
янлин понимает, что не имеет права ревновать, но.
возможно, луань не будет заботиться больше ни о ком так, как заботится о нем, ведь все остальные не были его трибутами. вот только все остальные и не доставляли столько проблем, да?
их ведь не надо было спасать.
янлин думает - все они, возможно, в, чем-то лучше него, сильнее, умнее, красивее, менее проблемные. вряд ли кого-то еще привозят ночью под дверь луаня.
вряд ли ему приходится… - прости. - янлин испытывает огромное желание извиниться, за себя, за ситуацию, даже за собственную ревность.  он садится на край кровати, смотрит на луаня снизу вверх. ему хочется объяснить, но в тоже время не хочется.
все еще не хочется тратить их время на жалость к себе, на бессмысленные страдания.
- можно я…?, - он тянется к луаню, берет его за руку, заставляя подойти ближе, отбрасывает в сторону несчастную подушку и обнимает луаня, утыкаясь лицом ему в живот. так неудобно говорить - приходится повернуть голову, прижаться щекой к животу. на самом деле, он не то, чтобы знал, как сказать. попросить? покупать его? пообещать, что он сделает все, что угодно? янлин сглатывает.
- но мы же будем видеться?.. я.. бы хотел, то есть.. если хочешь ты. я пойму, если нет, правда. я понимаю. - едва ли янлин выглядит понимающим сейчас, когда буквально отказывается разжимать объятия и отпускать луаня. но он отпустит. если луань скажет.. как только он скажет. - просто.. в прошлый раз.. я подумал, что тебе было хорошо со мной.
или луань просто слишком хороший человек, который не стал расстраивать янлина. в конце концов, янлин все еще здесь.

Отредактировано Son Yanlin (Сб, 27 Янв 2024 15:14:14)

+6

5

Clio
[Клио — 23–30]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/6/664612.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/6/403873.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/6/608330.gif
[aurora aksnes]

[indent] » talent manager


лучший момент для нападения — сразу же после пудинга


придержана

[indent]— Клио — музыкальный менеджер команды Гезы. Фактически — его личный представитель в шоу-бизнесе [поиск предложений и продажа саундтреков на телепроекты, организация выступлений музыкантов лейбла на корпоративах / эпичного треньканья непосредственно Эстерхази на рояле раз в сто лет где-нибудь — всем этим и не только занимается Клио. Другие менеджеры тоже есть, но она, скажем так, в dream team богоспасаемого ансамбля и получает все самые крупные проекты].
[indent]Кем Клио была до этого — мне не принципиально. Видится что-то связанное либо с пиаром, либо с музыкой, потому что этот talent manager сама в некотором роде talent и играет на бас-гитаре [возможно, на чём-то ещё, только не делайте её мультиинструменталистом, пожалуйста; как и сега-мега-гениальным музыкантом, иначе бы она продолжила им быть из любви к искусству].
[indent]У Гезы Клио работает от 1 года до 4 лет — на ваш выбор.

[indent]Может ли Клио быть не менеджером?
[indent]Да. Из доступных вариантов: пресс-атташе, букинг-агент, начинающий музыкант.

[indent]— Лёгкий в общении, приятный, позитивный человек. Клио не обижается на подколы коллег или, например, на грубость Гезы во время рабочих споров, но, если её как-то очень серьёзно задеть вне этого, она обязательно запомнит всё до мельчайших подробностей, запишет в свою кожаную записную книжку и, при случае, откажет в какой-нибудь очень важной просьбе с предельно милым невинным лицом.
[indent]В остальном Клио — душка. Коммуникативная, энергичная девушка, которая всегда в курсе всех трендов: в музыке, кино, литературе, моде и т. д. [сферы опциональны]. Она постоянно приносит на кухню студии разные приятные мелочи, пишет подбадривающие коллектив записки и т. д. Этот человек полон инициатив, стремлений и сил их реализовать, поэтому я бы очень хотел попросить вас не придумывать Клио значительно деформирующих её менталку драм / травм в прошлом или настоящем. Это просто молодая капитолийка из креативного / upper middle класса, живущая в столице и имеющая своё место под солнцем.

[indent]— Опциональный пункт: Клио собирает в записной книге бриллиантовый фонд цитат музыкального гнева и кринжа Гезы. Все об этом знают, на студии это локальный мем. Угрожает выпустить книгу с афоризмами психованного начальника и, возможно, когда-нибудь исполнит эту мечту.
[indent]Если что: Геза не самодур или псих. Просто когда в процессе работы кто-то мажет мимо нот / отвлекается / филонит, у него может сорвать крышу.

[indent]В остальном я вас не ограничиваю: биография, семейное положение, характер и привычки Клио; то, как, сколько, от какого лица вы пишете — второстепенно. Мне важно, чтобы вы почувствовали этот концепт и бодро его воплотили.
[indent]Клио — далеко не самый важный человек в жизни Гезы. Диапазон отношений, который я могу вам предложить: хорошие коллеги — хорошие друзья. Негатива не хочется. Больше не получится.
[indent]С другой, стороны, Клио нужна Капитолию. Давайте сделаем нашу столицу живой. И ещё немного более яркой.

PS. Если нужно будет накидать деталей и / или расширить видение концепта — помогу. Если нужно будет больше рассказать о Гезе и студии — велкам в лс. Если нужно будет не мешать творить — без проблем, но согласуйте со мной перед анкетой, пожалуйста :3

PPS. Имя и внешность тоже можно сменить.

пример поста

[indent]Школьные занятия в период игр обычно заканчивались рано, чтобы и ученики, и учителя могли пересмотреть запись прошлой серии перед новым вечерним онлайн-эфиром.
[indent]Незаметно — по крайней мере, так планировалось, — я подвинул к себе чашу с фруктами, ягодами и попкорном. Сегодня — карамельным.

[indent]— Мама говорила, что в её молодости, если ты пропускал серию чего-либо, то ты пропускал её навсегда. Ну.. Фильмы, мультики, сериалы, их не повторяли. Вообще. Может быть, у неё был какой-то другой телевизор?

[indent]Я сидел на диване по-турецки, положив на колени подушку и водрузив на неё стакан с лимонадом так, что его приходилось придерживать рукой, потому что иначе он бы сразу перевернулся, — Если честно, не помню, записывали ли первые игры для повторных показов. Оцифровка точно есть, но я их не смотрел. Мама тоже не смотрела. Но она их, вообще, не смотрит. Говорит, что ей некогда, — я уже давно догадывался, что на самом деле игры моей матери либо просто неинтересны, либо даже не нравятся.
[indent]Это её дело. Более того, я прекрасно понимал такой выбор. Отчасти.

[indent]Что-то в глубине моей души и отцовской библиотеки подсказывало, что смотреть на смерть в прямом эфире ненормально. И, порой, я действительно чувствовал себя плохо, мерзко и чуть-чуть виновато, наблюдая, как подряд моим сверстникам или даже более младшим ребятам разматывает по экрану кишки, но, с другой стороны, это — или что-то подобное — было в том или ином виде всегда. Колизей, казни в средневековье, показательные процессы позже.
[indent]Исторический контекст диктовал отличавшиеся от эпохи к эпохе нормы, сохраняя притом очень схожую суть: «право сильного», «хлеб и зрелища», «подавление большинством меньшинства» и так далее. Изменялись лишь способы. Наша объективная реальность тоже определена историческим и иными контекстами. И Голодные Игры — в какой-то степени вынужденная мера.
[indent]Если честно, я не очень хотел размышлять об этом сейчас. Так что просто порадовался, что мне повезло родиться в Капитолии: в любящей и хорошей семье, а не срать под себя ежегодно до совершеннолетия в ожидании жатвы.

[indent]— Ты уже болеешь за кого-нибудь?, — я чуть наклонил голову и, в конце концов, перевёл взгляд с экрана на Энию. Рука шарила в чаше с фруктами, избегая попкорна. Для него было ещё рано. Мм. Банан. Буду ли я чувствовать себя неловко, если начну есть его? В принципе, можно было бы отломать. Но.. Хм, нет, наверное, это будет выглядеть странно. А возможно, что именно это вызовет подозрение..
[indent]Вообще, я мог взять другой снек: дольку яблока или слайс апельсина. Или, например, клубнику. Но я продолжал бороться с искушением. Хотя было ужасно глупо так стесняться Энии.

[indent]Эния — вообще, последний человек, что сумеет разглядеть подобное в поедании банана. Соломона здесь нет.. и, наверное, я уже раскраснелся. Лимонад не помог. Мне казалось, что я теперь даже пью подозрительно шумно. Подозрительно смущённо. Подозрительно сильно сжимаю ртом трубочку. Блядь.. Ладно. Всё в порядке.
[indent]Я работал над собой и, в конечном итоге, надеялся побороть идиотские смущение и страх окончательно. Рано или поздно я вырасту, а подобное.. Ну, оно прекратится. Может быть даже, что само по себе. Я смогу есть бананы, усиленно пить через трубочку и шутить всякую пошлятину в любом месте и в любом окружении. Никакого стыда. Никакой неловкости. Никаких потных ладошек при встрече с..,Ой. Это была ловушка? А я думал, сова..

[indent]Нужно было переключиться на игры. Безнадёжно пофантазировать я всегда мог наедине с собой в своём роскошном пентхаусе, а здесь, с Энией, мне хотелось бы развлекаться и не думать о.., — НЕ ХОДИ ТУДА, ИДИОТ, — пока я переживал страсти по банану, группа из пяти (или четырёх, я их не считал) трибутов вышла из укрытия, — Почему они всегда выходят, Эния? Не логичнее было бы отсидеться в укрытии до конца? Профи ещё можно понять, но у этих нет шансов, — с деланым безразличием я пожал плечами и взял дольку яблока. Но ел без аппетита.
[indent]— Вообще, если бы ты оказалась там, ну, чисто теоретически.. Что бы ты делала? У тебя бы была какая-то тактика или ты решила бы импровизировать?, — каждый год я пытался не задавать подобные вопросы Энии, зная её особенность. Каждый год я в итоге задавал их. Здесь, на этом диване, в её комнате. Или у себя.

[indent]Игры и тупые вопросы, впрочем, отвлекли меня от неловких и несвоевременных мыслей.
[indent]Теперь всё моё внимание было приковано исключительно к действию на экране. Ужасному, очень грустному и несправедливому, но притом завораживающему и чертовски волнующему моё воображение.
[indent]Вдохновляющая хуйня.

Подпись автора

that which does not cease, is not ceased

+5

6

left & right
[левая и правая - 25]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/494066.png
[cenit nadir]

[indent] » assistants, bodyguards, killer queens


she's coming for you, coming for me
she's nothing, but trouble
she's walking like me, talking like me
she's my body double


левая и правая - кто из них кто? идеально повторенные лица, одежда, прически. вплоть до движений головой - миллиметр к миллиметру. у людей перед глазами рябит. левая и правая сегодня улыбаются, вчера хмурятся, завтра встречают мир окаменевшими лицами. на левую с правой смотришь - и становится жутко. сколько рук у фаланга крейна на самом деле?

левая и правая - продукт отцовской паранойи. левая и правая выпестованы из страха перед новым восстанием. их отец просыпается в ночи от фантомной боли в отсутствующей руке и рычит, как безумный зверь. их отец так боится их потерять. их отец так много потерял из-за восставших. отец так их любит. отец так часто с ними играет. любимая игра папы - море волнуется. как бы тебя не отвлекали, шевелиться нельзя. иначе в тебя будут стрелять. у левой и правой все бедра в шрамах от пуль. у левой и правой болевой порог достиг врат божьих. левая и правая умеют выживать - потому что папуля их готовил. жрать тараканов - норма. играть с ножами - привычка. подчиняться приказам - ролевая модель. левая и правая готовы к любому исходу и выживут. папа не говорит с ними часто - папа учит их читать язык тела. папа выращивает машины войны.

папа продает левую и правую - официально это не так, но деньги правят капитолием. а его девочки - идеальные сторожевые псы. левой и правой что-то около десяти. они с папой перебираются в новый дом с хорошим подвалом. там их игры продолжатся. раз в неделю они ходят в гости к мистеру и миссис крейн. говорят, их дочь убили. на левую и правую смотрят внимательно. их растят специально для того, чтобы в будущем ничего не случилось с наследником фамилии и всех богатств. их начинают учить - не только выживать. они учатся не ради знаний - они учатся, чтобы понимать источники угрозы и образ мышления возможных убийц.

иногда они проводят время с фалангом. он больше молчит, но для левой и правой это не проблема. для них проблема в том, что даже на движения фаланг крейн скуп. они учатся его читать. будто изучают новый язык. привыкают к тому, что один кивок - это хорошо. два кивка - очень хорошо, улыбка - это исключение из правил, редкое и мертвенное. если плохо - качает головой слабо. а иногда - иногда фаланг крейн сжимает губы в бледную линию. это значит "катастрофа". за всю жизнь катастрофа была, наверное, всего одна. левой и правой это нравится. фаланг крейн мирится с их существованием в своем личном пространстве. потому что они видят по его реакции, когда ближе подходить не следует. им друг с другом просто. левая и правая проходят академию миротворцев - в ней они то ли парии, то ли святые. и явно подготовлены были заранее гораздо лучше. как минимум в боевом аспекте.

правой нравится возможность свободно дышать и перемещаться. левая рядом ходит - сдержанная и отрешенная, готовая к броску каждую микросекунду. пока правая наслаждается чашечкой кофе, левая смотрит в окно кафе на крыши. прикидывает, где бы села с винтовкой, если бы ей надо было убить правую. и сколько бы времени на это ушло. она этого не хочет - это просто упражнение. у левой под правой ключицей шрам - от правой. у правой под ребрами - от левой. и это не единственные - шрамы их повторяют друг друга. потому что между ними ни одного различия. правая дышит и радуется. левая - левая знает сто способов убить с помощью чулок. правая вежливо стучит в дверь и вытирает ноги на входе. левая входит без объявления войны - и ноги вытирает об чужие лица. иногда они целуют друг друга - и меняются ролями. пока одна может отдохнуть от охоты, вторая будет готова. левая и правая - как два патрона в барабане одного револьвера. просто один из них попадет в голову, а другой так и останется внутри.

в восемнадцать лет правая и левая встают за спиной фаланга. и находятся там практически постоянно. ему проще коммуницировать с миром через них, ему проще не забыть обычные человеческие вещи благодаря им - правая мягко встает на цыпочки, чтобы тихо шепнуть на ухо, что надо поздравить с днем рождения жену, что сегодня выступление у дочери, что у сына неприятности с учебой. правая адаптирована к миру лучше. левая лучше адаптирована к войне. у этого тоже есть свое применение - потому что трибуты умеют делать глупости. и не только они.

левая и правая - если видишь перед собой одну, то вторая уже за спиной.

 

* * *
у персонажей наверняка есть имена, но сам фаланг неизменно зовет их левой и правой. они буквально его запасная пара рук, предназначенная для решения вопросов, которыми сам крейн не планирует заниматься. они сопровождают его буквально везде (за исключением, пожалуй, откровенно личных мест) - и лояльны исключительно ему. просто потому что их воспитывали для него. правую и левую ломали для того, чтобы служить. им просто повезло с хозяином.

если это будет твинцест, я только порадуюсь.

фаланг - маньяк. и совершает преступления перед человечеством на глазах радостного капитолия и повергнутых в ужас дистриктов. как любой распорядитель игр до или после него. бывают особо недовольные этим люди. правая и левая занимаются этими людьми. в первую очередь, все же, они сторожевые псы. просто их учили команде "служить".

для большей части капитолия, знакомой с фалангом только благодаря интервью после жатвы, левая и правая - его красивые спутницы и ассистентки. для более разумных, вдумчивых и близких понятно, что в первую очередь это телохранители, а уже потом - ассистенты. мало кто понимает, до какой степени опасны именно левая и правая. и за это их фаланг в том числе ценит. для него буквально нормально делить с ними личную территорию - то есть им позволено на голову больше, чем большинству жителей панема. это про очень странную дружбу двух хищников и охотника, про минимум разговоров и про "с вами есть, о чем молчать".

я их люблю. фаланг их любит. и они втроем очень даже довольны тем, что происходит вокруг.

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени - кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа - шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью - хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно - до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен - хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари - не сапер, хибари - сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это - и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается - в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть - если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они - передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени - у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает - потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба - это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки - для хибари. чтобы он сорвался - и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта - и убить его все труднее. хибари нужно сорваться - чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит - чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания - чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас - сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение - хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом - хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ - подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса - больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы - по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном - и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше - хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен - леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает - в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

- вытащи, - хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, - вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться - хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет - плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах - и ему от этого ужасающе приятно. хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано Phalanx Crane (Пн, 5 Фев 2024 04:37:13)

+6

7

the voice
[голос - 25]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/174478.gif
[evgeny shwartz]

[indent] » gamemaker


got your message loud and clear
but I don't care what you say


голос среди распорядителей игр - королева, не меньше. именно голос определяет картинку - не ту, которую увидят во время игр, но ту, которая будет "до" и "после". голос смеется в голос, обнажает заточенные клыки. голос - не черная дыра внутри это вселенной, но определенно горизонт событий. голос - большой специалист по связям с общественностью. если игры - это драгоценные камни, то голос - изящная оправа.

именно он определит центр композиции.

голос - манипулятор до мозга костей. голос - больной. голосу забавно уничтожать словами. голосу забавно бить в больное место и ковырять. оставлять личинки-мысли под ребрами, чтобы разъедали намертво. голос любит решать за людей. голос любит смотреть на слезы отчаяния и горя. голос проводит пальцем по собственным губам и разглядывает из-под ресниц, двигает плечом изящно. голос всегда получает то, что хочет - не может быть каких-то "или". если нельзя получить простым путем, голос просто найдет обходной. голос смеется. голос царствует и сияет на своем троне. голос - это яркая осень и звонкая весна. между осенью и весной холодно мрачнеет зима фаланга.

голос - скользкий мальчик из высшего общества. идеал богемы - развлекается и наслаждается роскошью. утопает в подушках и атласных халатах. голос восхищен играми - теми, какими они стали. он видит двадцатые игры - и восхищается. восхищается решениями, восхищается непривычной концептуальностью, восхищается тонким, страшным подтекстом, который сквозит в каждой смерти. у голоса трясутся руки. до этого голос предпочитал заставлять страдать окружающих. мысль о том, что можно заставить страдать и бояться целые дистрикты одним кадром вводит его в состояние восторга. голос хочет такую власть. голос хочет видеть, как добыча замирает от страха. даже если голос - шакал при шерхане, это не отменит того факта, что клыки у него острые. и свою плату кровью он получит.

фаланг смотрит на голос молча - тяжело и прохладно. как голодный удав. вглядывается. и видит ее - искорку безумия, нотную тетрадь жестокости. фаланг подбирает людей под себя постепенно - голос один из первых, кто нанят именно им. голосу вверены охотничьи угодья в самом капитолии. за это он может смеяться над тем, что происходит на играх. и наслаждаться плодами работы. голос форкует на ухо и смеется. голос нервничает только раз в год - потому что на интервью фаланг соглашается только раз в год. только перед играми. тогда, когда трибутам надо узнать его лицо. голос смеется - "взглянуть страху в глаза". фаланг улыбается каждой третьей его жеманной шутке. голос делает то, чего не могут другие. голос контролирует все - каждого зрителя, каждый взгляд. он продает мнение. он внушает мысли. капитолий велик. игры нужны. игры великолепны. капитолий любит игры. дистрикты боятся игр. голос звучит куда приятнее, чем обычная пропаганда. потому что голос манипулирует изящнее и тоньше. и исход его манипуляций куда страшнее.

голос звучит в головах всего панема - и ему это нравится. голос поможет подготовить почву для увеселения капитолия. и для ужаса каждого дистрикта. ведь то, что будет "до" и "после" - его поле. и голос отлично умеет его минировать.

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени — кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа — шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью — хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно — до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен — хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари — не сапер, хибари — сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это — и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается — в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть — если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они — передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени — у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает — потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба — это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки — для хибари. чтобы он сорвался — и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта — и убить его все труднее. хибари нужно сорваться — чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит — чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания — чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас — сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение — хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом — хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ — подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса — больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы — по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном — и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше — хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен — леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает — в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

— вытащи, — хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, — вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться — хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет — плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах — и ему от этого ужасающе приятно. хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано Phalanx Crane (Пн, 5 Фев 2024 04:37:00)

+5

8

heaven
[небеса - 26]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/475180.png
[yuka mannami]

[indent] » gamemaker


'cause there's a choir of angels deep inside my lungs
and I can hear them sing


небеса в пору звать могилой. в отчем доме сплошь портреты мертвецов, в воздухе витает запах ладана. небеса с детства под наблюдением лучших врачей - лишь бы не умереть, лишь вы выторговать жизнь. небеса спасают медикаментами и инвалидным креслом. небеса живут между небом и землей - и силятся дышать среди живых, но их присутствие душит. небеса успокаивают себя счетом, воспроизведением по буквам сложных слов.

человеконенавистничество

небеса от обиды кусает губы, когда правда всплывает наружу. о том, сколько в людях злости. о том, что лучше умереть. небеса собственная мать пичкает таблетками, чтобы сделать больной. чтобы ноги не ходили, чтобы кровь густела, чтобы из легких доносились хрипы. контролирует жизнь от и до. мать небесная хочет жалости к несчастному своему чаду и несчастной себе. хочет им такой славы. небеса вырываются из порочного круга. травят мать собственными таблетками. небеса кусают щеку, чтобы не улыбаться. мать небесная умирает на глазах. а небеса считают секунды. это успокаивает. счет. секунды до смерти.  небеса живут между небом и землей - и силятся дышать среди живых, но их присутствие душит. небеса успокаивают себя счетом, воспроизведением по буквам сложных слов.

облагодетельствованные

отец рад беспечно в своем трауре. дитя начало идти на поправку. небеса блекло улыбаются и начинают учиться ходить. учиться наукам не дома, а среди таких же родовитых детишек. небеса пахнут ладаном - не укрыть, не перебить. небеса считают про себя. любят медицину. любят показатели. отец помогает небесам с работой - пристраивает там, где не нужно много передвигаться. где тихо и безопасно. на небеса смотрит едва приступивший к обязанностям глава распорядителей. небеса впервые спокойно вздыхают и не ощущают чувства дискомфорта рядом с человеком. фаланг крейн коротко кивает - одобряет кандидатуру. за пять лет работы он ни разу не прикоснется к небесам - как и к большинству своих сотрудников. небеса чувствуют комфорт. а когда становится слишком душно и страшно, за спиной непременно вырастает мрачная тень крейна и успокаивает. заземляет. можно не считать. ведь вокруг и так все вымирает.

небеса прекрасно считают. их забота - отслеживать показатели и оповещать о смерти. распоряжаться о телах и их судьбах. чаще всего это исследования - фалангу интересны повреждения и причины, скорость и болезненность. фаланг анализирует всю информацию. небеса из всех распорядителей - сама святость. небеса просто наслаждаются счетом секунд до смерти. разве же это преступление? небеса следят за всеми - бегают тонкие пальцы по экранам, наблюдают глаза за жизнями, которые оборвутся. небеса этого очень ждут. кусают щеку. лишь бы не улыбаться.

be not afraid

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени — кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа — шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью — хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно — до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен — хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари — не сапер, хибари — сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это — и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается — в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть — если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они — передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени — у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает — потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба — это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки — для хибари. чтобы он сорвался — и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта — и убить его все труднее. хибари нужно сорваться — чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит — чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания — чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас — сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение — хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом — хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ — подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса — больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы — по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном — и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше — хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен — леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает — в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

— вытащи, — хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, — вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться — хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет — плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах — и ему от этого ужасающе приятно. хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано Phalanx Crane (Пн, 5 Фев 2024 04:36:54)

+5

9

hell
[ад - 26]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/527976.png
[elle fanning]

[indent] » gamemaker, geneticist


легенда гласит, что нас разделило океаническое дно
а тысячи, тысячи лет назад мы с тобою были одно


когда фаланг видит ее впервые, он почти улыбается. это не как найти две похожие снежинки, нет. он видит совершенство во взгляде и узнавание. так два чудовища из чернильной темноты древнего хаоса, запершиеся ради равновесия вселенной в мясные тела, признают друг друга и обожают с первой секунды.

ее семья стоит у истоков капитолия - они оба такие. ад мягко улыбается и поправляет прическу. воздушная, эфемерная, недостижимо прекрасная. фаланг непременно смотрит туда, дальше, за красивые глаза, за тонкую талию, вспарывает брюхо и выламывает кости, чтобы увидеть там, в крови и ихоре, родное и чудовищное. фаланг не видит в ней ни красавицу, ни кокетку. фаланг видит в ней чудовище - и привечает как свое.

она куда живее и ниже - смеется колокольчиком, трогает аккуратно, краснеет и отводит глаза. это его мало волнует. он не посмотрит на оценки из академии и закрепившийся за ней титул очередной "прирожденной" - это их крест, это их знак, их печать. когда-то там, давным-давно, в эпоху бесконечных космических ветров и прочей космогонии, он, архитектор как и ныне, ваял хребты скал и вырезал змеи-реки, а она наполняла их жизнью. теперь они сидят за чаем и тихо обсуждают грядущие игры, обмениваясь идеями и желаниями, концепциями и взглядами. он видит это сразу. что она - его. занявшее место невинности и нежности исключительно совершенное в своем гении создание. всякий гений жесток для ума простого люда, потому как не ограничен моралью и гниющим состраданием. их задача в этом мире - нести страх. они справляются безупречно.

ад, чудовище во плоти, приносит под куполом нежный цветок. они разработали его вместе - их совместное дитя, рожденное двумя умами. стоит лишь вдохнуть пыльцу - и в легких окажется плесень, заражающая ткани с ужасающей скоростью. фаланг не любит, когда она делает животных - животные это скучно. и все же - ад добавляет даже скучным животным веселья. мать переродков. ад улыбается им и мягко гладит крохотными пальчиками стекло, за которым скулит зверь. ей интересно не только создавать, но и оценивать. сколько существо выдержит, прежде чем умереть? куда бить надежнее? как улучшить? ее ум фаланга восхищает. кажется, из всех в команде распорядителей больше всего фавора - именно у нее. ад смеется ласково и поправляет локон. они не стремятся к признанию. они стремятся к крови и ужасу.

ад забавляется, когда нужно швырять на арену чудовищ - она смотрит, как зверь сражается с животными. она делает выводы - они склоняются вдвоем и наблюдают, жадные, ненасытные, охочие до новой крови и чужой боли, до запаха страха. ужас - их ребенок общий, порожденный во все те же древние и забытые времена, наверное. их невинное, утерянное по закоулкам чужих сердец дитя. и теперь они с тщанием зловещим собирают его сызнова из ошметков на поле для своих кровавых игр. и каждая смерть заставляет их улыбаться.

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени — кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа — шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью — хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно — до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен — хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари — не сапер, хибари — сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это — и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается — в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть — если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они — передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени — у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает — потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба — это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки — для хибари. чтобы он сорвался — и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта — и убить его все труднее. хибари нужно сорваться — чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит — чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания — чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас — сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение — хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом — хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ — подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса — больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы — по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном — и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше — хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен — леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает — в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

— вытащи, — хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, — вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться — хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет — плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах — и ему от этого ужасающе приятно. хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано Phalanx Crane (Пн, 5 Фев 2024 05:54:53)

+5

10

typhon
[тифон - 16-18]

https://i.ibb.co/CQvWwQp/1c6395f827a79fc17e435f5d8db7ffda.jpghttps://i.ibb.co/2tDBDfy/829e743a66429182e7bdd74ed3acc751.jpghttps://i.ibb.co/XyhZSfM/8076b9ab40c4592bdf3830a565a58981.jpg
[guan hong]

[indent] » 3rd district tribute


ебанет? не должно..


мать лупит тебя полотенцем, бегая следом за тобой вокруг кухонного стола (того, что от него осталось). ты быстрее, ты ловкий, ты уклоняешься, закрываешь голову руками. ты говоришь: "мамочка, но я же не специально, хочешь, я все исправлю".

начальник цеха держит тебя за шкирку, ты хмуришь подпаленные брови, шмыгаешь носом, измазанным в копоти, ты говоришь: "простите, я не подумал".

"я его убью", - ты не слышишь наверняка, но абсолютно уверен, что именно это говорит один из твоих приятелей, наблюдая за тем, как красиво догорает ваш склад натасканной техники и запчастей, ты не спешишь проверять. склад горит красиво: ярко и шумно.
ты жмешь плечами, перед тем, как уйти, думая о том, что крутые парни не смотрят на взрывы.

у третьего дистрикта, на самом деле, хватает проблем. может быть, люди там уже не выживают, но говорить о том, что они там живут, а тем более - хорошо живут - не приходится. у жителей третьего дистрикта есть множество причин, чтобы не спать спокойно, чтобы их головы болели от проблем и тревог, чтобы каждый их день начинался с мыслью, что скоро закончится и он (надеяться на то, что закончится и он).
у третьего дистрикта хватает проблем, честное слово, хватает и без тифона. но, очевидно, проблем не хватает самому тифону.
человек-беда, человек-катастрофа, человек-проблема.
тифон, кажется, задался целью разрушить все, что ему не нравится. возможно, разрушить даже то, что ему нравится (может быть, это даже в приоритете). сначала, пока это милый ребенок, с кудряшками и очаровательными ямочками на щеках, ему очень просто верить, очень просто прощать все его шалости. он ведь правда не специально.
сначала, никто не видит проблемы. а потом он взрывает помещение цеха, в котором работает его отец. он говорит, что случайно, что он не хотел, смотрит в пол, чтобы никто не увидел его хитрый взгляд, чтобы никто не понял.
тифон умеет извиняться, умеет делать вид, что он сам напуган, сам расстроен, сам пострадал, вот только количество проблем, которые возникают после его появления, растет в геометрической прогрессии.
возможно, общее количество ущерба, причиненного дистрикту со стороны тифона, может уже исчисляться годовым бюджетом этого самого дистрикта.
никто не удивляется, когда янлин называет его имя на жатве перед двадцать пятыми голодными играми. не удивляется даже сам янлин. возможно, не удивляется даже тифон.
во всяком случае, идет вперед он абсолютно спокойно, привычно улыбается, милый, скромный мальчик, мальчик, который, конечно же, делал все случайно.
он улыбается, словно это очередная его проделка, словно она - как и всегда - удалась. он улыбается так, что это почти пугает, кто-то из особо впечатлительных начинает шептаться, что сейчас опять что-то взорвется или загорится, начинает оглядываться.
третий дистрикт удивительно единодушен во время голосования, для них это не приговор для ребенка - для них это спасение. никаких больше происшествий, никакой дополнительной головной боли. теперь этот ребенок - головная боль капитолия.

чтош

сначала пару слов о тифоне. как можно понять, биография, личные мотивы, все это оставляется на ваше усмотрение.
я не знаю, что им движет. может, он просто пироман, это на ваше усмотрение, главное, что делает он все это осознанно. и люди в дистрикте, не то, чтобы желают ему зла или смерти, но они немного от него устали. когда встал вопрос голосования, все решили, что это будет меньшей из потерь.
может, он правда ничего не делал специально - проводил научные эксперименты.
из важного - это не угрюмый мальчик, который сидит в своем углу и всех ненавидит. он может всех ненавидеть - не возбраняется, но он в центре комнаты, в центре толпы, он улыбается. что там стоит за этой улыбкой - расскажите мне вы.
детали, на самом деле, обсуждаемы. я бы не сказал, что соглашусь на изменение внешности, но готов рассмотреть ваши варианты. с именем, в целом, не так принципиально, мне показалось забавным, учитывая мифологию.
что касается игры и меня.
я медленно, но верно пытаюсь собрать команду третьего дистрикта. присоединяйтесь, возможно, у нас будет весело. но это не точно. собственно, у нас есть я (и я в ахуе), есть заявка на трибутку, есть мариса, с которой обязательно нужно познакомиться, есть очень стильный стилист, который немножко скрывается, но он топ, отвечаю, возможно рано или поздно появится заявка на менторку.
что я могу предложить? ничего. ладно, если серьезно, то мы поиграем, и в отыгрыши, в голодные игры. может, попробуем выиграть, знаете, там шанс 1 к 24, не так и плохо. а вообще не думайте, что вы вот придете сразу умирать, во-первых, 25-е игры затянулись, так что поиграть время будет, во-вторых, всегда есть флешбеки, в-третьих, я активный агитатор твинков, следовательно, вы всегда можете взять себе еще кого-то более живучего.
по игре скажу сразу, что я не супер быстрый, посты пишу по мере сил и возможностей, если устраивает, то хорошо. если не устраивает, то можете, я не знаю, понять и простить. как можно понять, это не персонаж в пару или в какую-то игру "только со мной", хочется, чтобы вам было комфортно, но при чтобы вы могли себя занять, были готовы, что придется там что-то пообсуждать с другими людьми. поиграть с другими людьми. и помним, что мы здесь все ради комфорта и удовольствия.   

пример поста

вопросов не становится меньше. кажется, с количеством информации они только начинают множиться.
кажется, что это такой снежный ком, который становится все больше, который все быстрее несётся в сторону янлина. едва ли у него есть шанс от него спрятаться. избежать столкновения.
рано или поздно.. его погребёт под ним. и совершенно не ясно, есть ли хоть какой-то шанс быть к этому готовым.
янлин кивает, принимая одежду из рук луаня. хорошо, это простая часть - та, где стоит просто выполнять элементарные действия. это то, с чем он сможет справиться.
янлин не торопится одеваться, возможно, ему стоит попытаться, подумать. понять.
он спускает воду в ванне и какое-то время просто остается сидеть на ее бортике, смотря куда-то перед собой.
что он имеет в итоге? хотел ли он понять, собирается ли луань платить за его пребывание здесь? возможно.
понял ли он, что имел в виду эш, называя его очередным? определенно, да.
и с этим.. кажется, с этим стоило что-то делать. янлин не думал, не считал луаня кем-то ужасным, способным заставить человека делать что-то против его воли (если быть до конца честным, янлин в целом не очень представляет, что существует человек, который мог бы луаню отказать). и в целом информация о том, что луань тоже.. покупал кого-то, она не была чем-то таким, что могло бы что-то поменять.
это все еще был луань. это все еще был лучший человек в жизни янлина. не имело значения, насколько он предвзят и необъективен. это просто был луань, этого было достаточно.
и это было простой частью. простой частью, которую, возможно, он не должен был принимать вот так, но. он уже это принял.
куда сложнее - страшнее - было понять то, что будет дальше с ним самим.
янлин дергается, когда понимает, что уронил на пол одежду, пока пытался что-то понять. судя по тому, что полотенце на нем стало неприятно влажным, он провел так довольно много времени. а ведь луань сказал, что будет его ждать.
что-то внутри начинает колоть от мысли, что луань его ждет, заставляя довольно бодро выбраться из полотенца и натянуть на себя вещи луаня. вещи луаня, которые пахнут луанем.
приходится подвернуть резинку на штанах - они ему немного длинноваты (ну, конечно, с ногами луаня, было бы странно, если бы было иначе), прежде чем выйти из ванной.
это кажется таким странным, что у янлина опять - в очередной раз за сегодняшний вечер - перехватывает дыхание. он уже был здесь - в спальне луаня - но в прошлый раз.. едва ли в прошлый раз вообще существовало что-то кроме самого луаня.
а теперь у этого места появилась какая-то общая картинка, которая, впрочем, никак не влияет на стремление янлина смотреть только на луаня.
как будто он может не.
и это сейчас почти физически больно. настолько он близкий, домашний, уютный. кажется, красивее янлин и не видел никогда.
кажется, ему больше и не требуется ничего, только иметь вот такую жизнь рядом с луанем.
и от этого горько.
он ведь не должен забывать, не должен обманывать себя.
янлин мотает головой, - нет, я не хотел один.., - получается поспешно, даже немного панически. хочется отвести взгляд, все снова становится смущающим, но янлин смотрит.
их - его - время все еще ограничено.
- я скучал, не был уверен, что мы снова увидимся, смотрел твое шоу. - он не уточняет, сколько раз, не говорит, что пытался перекрыть красивой картинкой все свои кошмары. он не хочет казаться еще ненормальней, чем он уже.. - ты там очень красивый. и сейчас.. красивый.
янлину стоило бы остановиться. но он не может.
не сейчас.
он даже машинально касается рукава футболки после слов луаня про плечи. она - футболка - действительно несколько тесновата, но янлин не думал об этом до этого момента. он почти спрашивает, не испортит ли он ее (не растянет?), или, может быть, ему стоит извиниться? за плечи? но луань продолжает.
луань говорит про юйлуна (янлин кивает, янлин успевает улыбнуться, ему нравится стилист их дистрикта, хотя иногда он немного и пугающий. и тогда он был действительно очень расстроен из-за того, что янлин стал шире в плечах, янлин даже честно извинялся, он не подумал, не делал это специально, он просто.. пытался не сойти с ума?), луань говорит про жатву, про следующие игры.
и этого оказывается достаточно. как будто пазл складывается.
и неважно, совершенно, неважно, что было до. янлин принимает все это просто.
это такие мелочи по сравнению с новыми реалиями его жизни. но.
скоро будут новые игры - янлин не думает сейчас о том, чем это обернется для него, хотя, на какое-то мгновение грудь стискивает от нехватки воздуха - скоро будет кто-то еще? ведь так? еще один победитель.
еще кто-то, кто заинтересует капитолий. возможно, куда сильнее, чем интересует янлин. и это - ужасно по отношению к новому победителю - должно приносить облегчение.
должно давать какую-то надежду.
вот только. будет кто-то следующий? в этой спальне, в этой ванной, в этой квартире.
янлин понимает, что не имеет права ревновать, но.
возможно, луань не будет заботиться больше ни о ком так, как заботится о нем, ведь все остальные не были его трибутами. вот только все остальные и не доставляли столько проблем, да?
их ведь не надо было спасать.
янлин думает - все они, возможно, в, чем-то лучше него, сильнее, умнее, красивее, менее проблемные. вряд ли кого-то еще привозят ночью под дверь луаня.
вряд ли ему приходится… - прости. - янлин испытывает огромное желание извиниться, за себя, за ситуацию, даже за собственную ревность.  он садится на край кровати, смотрит на луаня снизу вверх. ему хочется объяснить, но в тоже время не хочется.
все еще не хочется тратить их время на жалость к себе, на бессмысленные страдания.
- можно я…?, - он тянется к луаню, берет его за руку, заставляя подойти ближе, отбрасывает в сторону несчастную подушку и обнимает луаня, утыкаясь лицом ему в живот. так неудобно говорить - приходится повернуть голову, прижаться щекой к животу. на самом деле, он не то, чтобы знал, как сказать. попросить? покупать его? пообещать, что он сделает все, что угодно? янлин сглатывает.
- но мы же будем видеться?.. я.. бы хотел, то есть.. если хочешь ты. я пойму, если нет, правда. я понимаю. - едва ли янлин выглядит понимающим сейчас, когда буквально отказывается разжимать объятия и отпускать луаня. но он отпустит. если луань скажет.. как только он скажет. - просто.. в прошлый раз.. я подумал, что тебе было хорошо со мной.
или луань просто слишком хороший человек, который не стал расстраивать янлина. в конце концов, янлин все еще здесь.

Отредактировано Son Yanlin (Сб, 17 Фев 2024 20:22:17)

+4

11

aurelia amato
[аурелия амато - 26]

https://celebsroll.com/wp-content/uploads/2018/03/Lindsey-Wixson-Pics.jpg
[lindsey wixson]

[indent] » 7rd district, mentor


искра Божья особенно опасна в голове, набитой опилками


Седьмой дистрикт - не самый перспективный, если речь идет о "Голодных Играх". Это не первый и второй, трибуты которых с детства готовятся к участию в ежегодной бойне и нет недостатка в добровольцах. Здесь мало спонсоров и не столь высок интерес зевак.
Однако, все познается в сравнении. Ведь седьмой - почти золотая середина. Есть же десятый, одиннадцатый и etc, где ситуация даже печальнее.
Седьмой - неплохое место, если речь идет о старте карьеры. Есть возможность зарекомендовать себя, будет и шанс взлететь выше. Седьмой - веселое место, если учесть тот факт, что ни один его ментор от Капитолия выше не ушел, но и не пожелал исполнять обязанности второй год подряд. Настоящая черная дыра, ибо Ридус с семнадцатых игр никому, в том числе и мне, скучать не дает.
У каждого из нас свои причины ежегодного мазохизма, но что привело сюда Аурелию?
Очередной пример эталонного капитолийского воспитания. Безупречная, яркая и... наивная. Честно? Слабо верится. Хотя бы потому, что слышала Джемма о тебе много. Гораздо чаще, чем имела возможность наблюдать воочию.
"Аурелия - идеальная дочь, вот с кого Джемме стоит брать пример", - просто обожала повторять Исла, при этом не забывая сладко улыбаться отцу. Иначе при попытках настроить против старшей дочери и быть не могло.
Видела эти презентации неоднократно, успела выучить весь список достоинств чужого ребенка, но оценить, увы и ах, не смогла. Правда состояла в том, что для мачехи, абсолютно любая, кроме меня, была бы идеальной. А еще ее восхищало твое умение притворяться милой дурочкой.
Ничего необычного в общем-то. Я так тоже могу, если что. И половина столичных девочек тоже, кстати.
Стоит признать, что, в определенный период жизни, я тебя возненавидела из-за одного лишь факта дружбы твоей матери с Ислой. Даже представить боялась, что Зефиру придется жениться во имя исполнения материнских планов. Впрочем, ваши отношения с братом - только ваше личное, лезть в это права не имею.
За прошедшие вдали от семьи годы факт твоего незримого существования в моей жизни стерся, потерял актуальность. Будто бы поводов для переживаний не хватает, честное слово.
Так было бы и дальше, только у Мироздания весьма специфическое чувство юмора.
Как две неизменные константы штаба седьмого, мы с Эшем уже давно привыкли к фоновому режиму остальной команды, прекрасно понимая, что рассчитывать на них не имеет абсолютно никакого смысла. Притерлись, пусть и не легко, но сработались. И вот здесь, на двадцать пятых, случается воистину фееричное появление старых знакомых.
Нет, третий, пятый, десятый - было бы без разницы, но почему именно к нам?!

теплое приветственное слово от Эша

в какой-то момент это становится больше похоже на игру. (это всегда было игрой). капитолий каждый год выбирает двух детей из седьмого, чтобы никто из них не смог победить. капитолий каждый год присылает в седьмой нового ментора, чтобы никто из них не мог победить .
эш не старается, он не делает ничего специально, честное слово. ему даже усилия прилагать не нужно — все и так сбегают. все эти дамочки, разной степени ранимости и наивности. им не нравится, когда их планы проваливаются. им не нравится, что вместо блистательного взлета они сталкиваются с мертвыми детьми и пьяным, путающим все понятия эшем.
им не нравится тут быть. эш смеется в лицо каждой следующее.
эш смеется ей в спину.
это такая игра. здесь никто и никогда не остается.
не останется и она, эш почти уверен. он не напрягает себя тем, чтобы запоминать новое имя. он даже не пытается запомнить ее лицо.
все они в итоге одинаковые. может быть, это всегда была одна и та же менторка, а он просто не понял?
эш игнорирует приветствие, эш не собирается с ней работать. эш говорит ей: «хочешь посветить лицом? свети, но не отсвечивай».

Персонаж и игрок

1. Ты - старшая дочь близкой подруги моей мачехи, отношения с которой у меня, мягко говоря, сложные.
2. В планах родительниц вполне мог быть и ваш с моим младшим братом по отцу брак. Но тут лучше договариваться непосредственно с Зефиром и о прошлом, и о перспективах.
3. Мне видится, что Аурелия вполне могла быть вольным/невольным свидетелем обсуждений моей персоны двумя подругами, а вот отношение к этому и выводы уже остаются на твое усмотрение.
4. Причины менторства не навязываю. Возможно, это очередной способ моей мачехи достать сильную и независимую, или это твое осознанное решение и стечение обстоятельств? В случае необходимости, можем придумать сообща, ориентируясь на твои желания.
5. Биографию намеренно не расписываю, оставляя пространство для маневра. В случае необходимости, помогу с огромным удовольствием.
6. Точно знаю, что легкой жизни на первых порах Аурелии в штабе седьмого не светит. Даже при наших разногласиях с Эшем, мы умеем быть дьявольски единодушны. За столько лет спелись - отрицать смысла нет.
Опять же, финал этих чудесных взаимоотношений открыт и поддается корректировке.
Либо наш змеиный клубок в итоге новенькую прожует, и ты с огромной радостью найдешь себе более перспективное место, вспоминая начало карьеры, как страшный сон. Либо мы обратим хорошую капитолийскую девочку в свою веру, обретя еще одного надежного соратника. В любом случае, скучно и пресно точно не будет.
7. К неторопливой скорости игры отношение более чем спокойное. По три поста в день не трясем, ценим умение договариваться и инициативность в обсуждении сюжетных линий. К своим персонажам морскими узлами не привязываем и "уход налево" допускаем, как и развитие отношений в любую сторону.

пример поста

Каждый гран металла должен чувствовать в себе сталь,
Мы в любой заготовке обязаны увидеть деталь.
Каждый пятый год мы вгоняем женщин в клетку со львом,
Эта практика требует от женщин работы с кнутом
(nautilus pompilius-Песня в защиту женщин)

Старинные сказки помните? О, Джемма их в памяти держала предостаточно. И вовсе не потому, что наивно верила в чудо. Скорее в качестве напоминания о бесплатном сыре и мышеловках. Ни грамма правды и сомнительная мораль.
Примеры? О, предостаточно! Добро способно  победить зло, а светлая душа обязательно озарит своим необыкновенным теплом чертоги вечного холода и мрака?
Наивно, глупо и абсолютно нежизнеспособно. Иначе мир нынешний не был бы на себя похож.
Но это все философско-лиричные споры о недостижимых идеалах. Как быть с вещами более практичными? Как Рапунцель справлялась одна-одинешенька со своими невероятно шикарными волосами? Да они бы после пары "полетов" в окна высоченной башни превратились бы не просто в качественные дреды, а в неубиваемую мочалку - единый колтун, способный сломать шею.
Или вот самое, пожалуй, житейское и любимое: сколько там спящую красавицу добудиться не могли и какими способами пытались привести в чувство? И что? Проснулась такой же прекрасной, как и ложилась.
Ну вот как, когда даже ослепительная в своей красоте женщина, утром более всего походит под описание восставшего из могилы мертвеца?! Шелк простыней и изящное кружевное белье ситуацию в общем-то не сильно скрашивают. Есть ли разница в шмотках и антураже, если действующее лицо - живой труп?!
Мрачное минутное лицезрение себя-любимой-единственной-неповторимой в зеркальной поверхности настроения не поднимает. Синяки под глазами вполне объяснимы напряженной работой последних двух недель, но непростительны.
Безупречная идеальность - вариантов быть не может. Стоит лишь раз показать, какой ценой дается четкая и выверенная до мелочей работа - сожрут и не подавятся. В планы такое точно не входило.
"Счастливо" уж точно не светит, но "Долго" очень даже устраивает.
Вдох-выдох, травяной чай вместо любимого кофе - с самодисциплиной проблем нет. Хоть какой-то весомый плюс школьных лет вдали от дома.
Знание повадок террариумных обитателей - отличный багаж для ввязавшихся в весьма рискованную авантюру. Нет, не в азарте дело. В четком понимании необходимости строить свою жизнь, не опираясь на чье-либо плечо. И желательно при этом не пересекаться с "дорогими" родственничками.
Изначально понимание сложности избранного пути присутствовало, но здесь гораздо меньше способов насолить. Мстительного нрава Марса вполне хватит, чтобы никто не протянул руку его взбунтовавшейся дочери. Мечты о собственном бренде и доме моды можно даже не пытаться перевести в разряд жизнеспособных бизнес-проектов. Игры же помогают создать репутацию и обратить на себя внимание сливок общества, просто обожающих скандально-фееричное.
Преображать трибутов было очень интересно, а вот следовавшее за тем действо вымораживало что-то внутри. Стоило отрешиться, сосредоточившись на работе, но Джем не могла. Раз за разом задавая себе один и тот же вопрос: "почему толпа с таким упоением наблюдает за происходящим?" Ценность человеческой жизни ничтожно мала или просто живущих в дистриктах никто за людей не считает?!
Мрачное настроение рождало мрачные мысли. Испытание только начинается. Нужно как-то посмотреть в глаза Эшу и тем детям, что приедут с ним. Седьмой не первый и не второй - шансы на победу слишком малы.
Рефлексия рефлексией, но к назначенному часу Крауч придирчиво рассматривает созданный для себя образ безупречной до кончиков ногтей леди.
Идеальные локоны, строгий в своей изысканной простоте светлый брючный костюм и высоченная шпилька лодочек в тон.
Равнодушная капитолийская тварь? Вполне себе может быть.
Она вполне способна понять чувства каждого из них, обреченного на убой.
Это не сказка, где бабушка и внучка, проглоченные волком, в финале оказываются целыми и невредимыми. Это реальность, в которой ни один из них не должен показать своей слабости. И не нужно быть великим стратегом, чтобы определить самое слабое звено в их цепи.
- Эш, - вошедшая в просторную гостиную седьмого блондинка кивает застывшему мужчине(?), мальчишке, не сумевшему отпустить свое горе. А кто бы сумел, если разобраться. Тратить время на приветствия и повторное знакомство нет смысла, проще перейти к сути.
- У них нет и никого не будет, кроме нас с тобой. Рекомендую помнить об этом, - изящно в своей небрежности Джем устраивается в мягком кресле со стаканом минеральной воды с лимоном. Легко не будет - ясно заранее.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/32/273604.gif

+7

12

voltage*
[вольтаж - 16-18]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/45/453935.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/45/706441.gif
[tom holland*]

[indent] » 5th district  tribute


Мы заключаем с тобой сделку, что подпишем кровью,
Не читая подробности…


*можно сменить на ваш вкус

Факты

- Сирота, содержит какое-то количество младших братьев-сестер, из-за чего рано встал на скользкий путь преступности.
- Видел в этой жизни ОЧЕНЬ много плохого – степень треша и стекла на ваше усмотрение, но ментально Вольтаж давным-давно седой и взрослый.
- Зачатки гения Бити – дайте мальчику в руки хоть что-нибудь, и он даст прикурить большинству взрослых инженеров.
- На Игры его отправили за преступность, либо перешел дорогу кому-то не тому. Но в любом случае он сам предложил этот вариант вместо гарантированной смерти и готов драться до конца, чтоб вернуться.
- Случайно познакомился с девочкой из Первого и из-за затягивающихся Игр между ними сложилось общение, на которое он не знает, как реагировать и пытается убедить себя, что это только ради выживания, но понимает, что впервые начинает верить, что мир – это не бойня, что люди могут быть человечными.

Вольт думает, что хуже уже быть не может, но каждый раз жизнь, словно в насмешку, доказывает – может. 
Он рано осиротел, рано столкнулся с человеческой жестокостью и необходимость добывать себе деньги, еду, выбивать право на жизнь, нести ответственность за младших. У него паршивый характер и послужной список преступлений от шантажа и воровства до торговли наркотой и подсовывание ее в поезд между Дистриктами далеко не от хороших условий и желания быть плохим. Вольту не повезло родиться в Пятом, не повезло быть старшим для младших братьев и сестер, не повезло оказаться слишком человечным, чтобы не бросить их на произвол судьбы, не повезло быть до одури хорошеньким, чтобы это не пытались использовать окружающие…
Единственное, с чем ему повезло, так это с мозгами.  Вольтаж если не вундеркинд, то очень близок к этому – ему удалось окончить школу раньше сверстников, даже почти не появляясь там, он пробился в помощники инженера на электростанции, придумал схему, как незаметно подворовывать, как сплавлять украденное, как вступить в местную шайку. Вольт просчитался только в одном – на каждую старуху найдется проруха, и однажды его поймали. А за такое, говорят, к стенке ставят или руки отрубить могут, что тоже равносильно смерти и для него, и для сестер. Вольт всю жизнь торгуется со смертью и в этот раз сделал все, что мог – он согласился поехать на Игры, потому что оттуда есть шанс вернуться. И навсегда забыть про бедность, преступность… А кошмаров он не боится, потому что живет в них.
"Хочешь расскажу тебе историю, мой друг,
О том, как бабочку полюбил паук?
Конец уже известен наперёд -
Рано или поздно один другого убьет"

Электра врывается в его жизнь ураганом. Слишком чистая, слишком добрая, слишком светлая. Он старается ее поломать – словами, запугиваниями, безразличием… В конце концов, на Играх друзей нет. В жизни вообще все друг другу волки. Все, кроме них… Вольтаж находит под подушкой конфеты и дурацкие стихи. Видит за косяком мелькнувшие рыжие волосы и почему-то вместо раздражения ощущает горечь сожаления.   
Она слушает его, раскрыв рот, про Пятый. Он смеется над ее мечтой там жить. Им бы поменяться – ему бы в роскошь Первого, ей к электростанциям Пятого, но все, что у них есть – это несколько дней до арены, где они должны убить друг друга. Или сначала убить других. Вольтаж все чаще об этом думает, когда здраво оценивает, что в одиночку не выжить. Или потому, что ему нравится слушать безумные выдумки и проверять границы чужого оптимизма?  Нет, конечно же, нет – он просто старается придумать стратегию и использовать чужую наивность совсем не зазорно… Правда же?

От игрока
пример поста

Самое лучшее в поезде — это окно. И конфеты. И мисс Мими. То есть в обратном порядке — мисс Мими, конфеты и окно. Электре кажется, что она готова провести здесь всю жизнь: сидеть на мягком диване, пить воду, наедаться шоколадом и задавать вопросы ментору, которая от них не отмахивается, даже если они совсем не про Игры. Нет, конечно, Спаркл помнит, куда они едут, но это кажется таким... очевидным, что тысячу раз нет смысла обсуждать, куда интереснее спросить, как делают эту странную форму в виде ракушек для сладостей, что такое марципан, может ли человек умереть от передоза сахаром — это было бы обидно — как выглядит настоящий лес, что можно съесть в лесу, «а вон там, за окном, лес?» и еще сотню безмерно важных вещей о Капитолии, как там одеваются, что едят, дадут ли им косметику и во что оденут на арену... Было бы здорово взять с собой, например, духи — ими можно пшикнуть в глаз человеку или налить во фляжку вместо воды...

Электра генерирует идеи по применению куртки, ремня и резинки для волос, доедая очередную конфету со вкусом апельсина — это ее любимый, она определилась — и долго смотрит в окно, когда мисс Мими уходит к ее или своему напарнику, так проще называть мужскую часть их команды, которая совершенно не умеет творчески подходить к делу. Спаркл уверена, что они просто медленно, как и все мальчишки, соображают, но со временем проникнутся ее идеями, а пока можно и пейзаж поразглядывать. В Первом нет ни леса, ни полей, поэтому Электра старается все запомнить, глазеет часами на огромные деревья, бескрайние просторы, песчаные или глиняные склоны, речки и пруды, прокручивая в голове, что делать, если арена будет похожа на них. Проверят резинку для волос на прочность и приходит к выводу, что надо попросить стилиста, если она будет делать ей прическу на сами Игры, использовать и резинку, и ленты. Вообще-то это не очень честно — нельзя брать с собой что-то полезное, но Электра успокаивает себя, что это не мухлеж, а просто... нецелевое использование подручных материалов. Импровизация. Все же любят, когда по телевизору что-то интересное происходит, а все вокруг частенько упоминают, что Игры — это шоу. Часть про: «кровавое, уродское, жестокое» Спаркл как-то пропускает. А ленточки ей будут полезны. И резинки тоже.

Вообще всё будет полезно, как говорит ей мисс Мими, которая, наверное, единственная, кроме родителей, кто не отмахивается от ее идей. Наоборот, слушает, улыбается, подбадривает, не ругается за слишком громкий смех или хлопанье в ладоши, разрешает есть столько, сколько захочется – Электру, правда, слегка подташнивает, но она уже успела озвучить ментору, что это тоже стратегия: каждый лишний килограмм – потенциальный день жизни в голоде, когда остальные умрут. Тут ведь главное самой себе хуже не сделать, но Спаркл старается слушать внимательно про предыдущие Игры, про то, как выиграла сама мисс Мими, как выиграла мисс Юдзу, про самую первую победу их дистрикта. В какой-то момент ей даже начинает нравиться эта своеобразная игра – придумай, что сделать в такой-то ситуации, пока получается отбиваться от скребущегося где-то на задворках опасения о смерти. Чужой. Или своей. Сложно сказать, что кажется более… одиноким.

Электра не то чтобы боится – нет, хорошо, она признается, что боится и от этого ее постоянно тянет есть, но это единственная мысль, которую девочка не озвучивает, — но уснуть в Капитолии не получается. В поезде было проще: допоздна сидишь у окна и незаметно засыпаешь на диване, как будто отвлекся от семейного вечера. Спаркл ведь даже в свое купе только переодеваться и умываться заходила, потом было не до этого. Здесь же у нее целая комната, которая кажется огромной. И пустой, отчего впервые становится совсем неуютно. Даже на Жатве так не было. В груди поселяется противное тянущее чувство, от которого хочется приобнять себя за плечи, а лучше свернуться в комочек и лежать, смотря на цветные огоньки столицы – сейчас они напоминают Электре гирлянду из фольги, которая причудливо переливалась, они делали ее вместе с Джаспером и Нэйкр – младшими братом и сестрой, так как остальные были уже слишком взрослые, чтобы «заниматься такими глупостями», она висела в гостиной и по вечерам давала красивые отблески на стены.

Почему-то сразу вспоминается мама, запах лукового супа, папины объятия, когда они налетали на него всем скопом – Электра старается сжать собственные плечи покрепче, но все равно чувсвует, как почему-то они дрожат. С ней никогда такого не было. Она не плакала, даже когда била коленки или ее обзывали. Не ревела, когда сломала руку… А сейчас почему-то так хочется. Сколько ни моргай эти противные соленые капли скапливаются в уголках глаз, а в горле встает мерзкий комок.
Нет уж, нельзя-нельзя реветь. Подумаешь – соскучилась. Развела тут сопли. У нее впереди, как сказала мисс Мими, университет, а она тут разревелась, как младенец. То же мне – будущий победитель…

Спаркл открывает глаза, садится, поглубже вдыхает, с силой трет щеки и встает на ноги, считая кровать во всем виноватой. У окна лучше – и огоньки красивые, и можно представить, что за спиной все братья и сестры сидят за столом, папа настраивает радио, а мама несет супницу…
— А? – голос наставницы заставляет растерянно обернуться, чуть приоткрыв рот от удивления и тут же кивая, — Да, очень красиво, — улыбка получается, но какая-то неправильная, Электра и сама это чувствует, обводя пальцем контуры здания, что виднеется за стеклом, прежде чем вновь посмотреть на мисс Мими, что подходит ближе.

Она такая красивая… Это было понятно сразу, но сейчас, в отблесках ночных огней, в полумраке комнаты, девушка кажется еще элегантнее, изящнее, спокойнее, мудрее. Как будто бы наконец вернулась домой и здесь все принадлежит ей, как настоящей принцессе. Такой вот вечно прекрасной, всегда доброй к своим поданным и самой любимой своим народом. Как в сказках. Она же тоже говорила, что столица – это возможности. А еще ментор похожа на сестру – да, у нее черные волосы, темные глаза, куда более аккуратный нос и тонкие руки, но Электра забывает вдохнуть, когда на мгновение ей мерещится знакомый силуэт. Как будто гирлянда и фольги отсвечивает.

— Мими, — Спаркл не выдерживает, тихо, словно стесняясь, что нарушила приличия, хоть её и просили так делать с самого начала, окликает ментора, — А… можно тебя обнять?
Вопрос звучит как-то неловко, но Электра не отводит взгляд, только нервно заламывает пальцы и поглубже вдыхает, зная, что взрослые не любят такие глупости и сейчас нужно будет снова улыбнуться и сказать, что да, конечно, ничего страшного, это было неуместно и надо спать. Только вот не получается – Спаркл кидает искоса взгляд на кровать, что кажется ей сейчас самым страшным врагом, прежде чем добавить еще тише и смущенно:

— Всего один разочек. Я… немного боюсь, — впервые с момента Жатвы Электра решает это озвучить, с надеждой глядя на мисс – нет, просто Мими, — Я никогда не спала одна. И вообще не оставалась одна. Это так странно… — и плакать почему-то снова хочется, и нос предательски щиплет, но Спаркл еще держится, только покрепче сжимая кулаки и скрещивая пальцы, словно высшие силы ей сейчас обязательно помогут.

Отредактировано Electra Sparkle (Вс, 17 Мар 2024 18:29:55)

+8

13

camillus corvinus
[камилл корвинус - ≈ 37]

http://img.vz.ru/upimg/m92/m927864.jpg
[Robbie Williams]

[indent] » ex 6rd district, mentor


Разве - такого спросишь,
Доброго - до мурашек:
"Ты меня - тоже - бросишь?"
Даже подумать страшно...
Думать - бывает - вредно.
Лучше - в тепло и в ласку.
...К тем, кто когда-то предан
Был, подходить - опасно,
К тем, кто стоял над бездной,
Чёрных и серых полос...
"Нежный мой, мой полезный -
Ты ведь... ?.." Сорвался голос.


Знаю, что это сложно назвать заявкой в нормальном ее понимании. У меня в голове сложились две противоположные по своему исходу истории, как крайние опорные точки возможной линии. Вариации, с учетом мнения заинтересованного соигрока, выведут интересный обоим набросок

Биография и мотивации персонажа остаются на усмотрение игрока. Все обсуждаемо и подлежит корректировке по соглашению обоих сторон. Ниже факты, которые необходимо учесть их совсем немного
1. Капитолиец, которого в бурной молодости занесло на менторство шестого. Не критично, сколько лет до нашей встречи эти обязанности выполнялись и выполнялись ли вообще, важен факт работы непосредственно на 13-ых играх, ну и после них еще пара-тройка лет на должности. Далее занятость на усмотрение игрока, но, логически, персонаж довольно-таки статусный.
2. разница в возрасте у нас около 8 лет в сторону Ками. Захотите уменьшить/увеличить - не проблема при наличии логики. Что касается семейных отношений - наличие супруги и пары-тройки чад на ваше усмотрение и желание.
3. У нас был/длится (нужное подчеркнуть) роман, причем начавшийся весьма спонтанно и бурно. И если с моими мотивами все вполне понятно (последние дни перед смертью, как оказалось, способствуют зарождению глубоких чувств и толкают на глупости), то с твоими еще стоит разбираться.
Серьезное глубокое чувство или влюбленность, а, может, банальное умение пользоваться ситуацией - развернем под удобным углом, не проблема. Главное, чтобы было интересно обоим.
4. что касается настоящего момента, все весьма расплывчато. В пару себя не навязываю и готова рассмотреть абсолютно разные вариации: от имеющейся волшебно-чистой (но и там занозы придумать реально) до разрыва отношений и взаимных обид по любым причинам.
З.Ы. Внешность менябельна по согласованию но, на мой взгляд, Робби тут прекрасно ложится. С анкетой готова помочь и для обсуждений открыта, быстрой игры не требую. Инициативность и желание прорабатывать совместно сюжетную линию приветствуются.

пример поста

Я не то чтоб чокнутый какой,
Но лучше — с чёртом, чем с самим собой
(В. Высоцкий)

Что делать, если так плохо, что хочется выть? Как заставить себя улыбаться и жить дальше, когда понимаешь, что запутался и утонул в собственном прошлом. Стоит только закрыть глаза, как видишь призраков: все дети, когда-то прошедшие через Арену, руки любимого человека, тихие слова и слезы по щекам, как когда-то давно. Раскисать не возможно, не тот случай. Быть сильной – необходимость в этом жестоком мире. Стоит только дать слабину, и тебя растопчут. Возможно, этот вечер она бы так и провела одна, утопая в собственной меланхолии и одиночестве. Возможно, если бы не Хеймитч. Он не задавал вопросов, появившись не ясно по какому поводу на пороге выделенной ей комнаты, просто посмотрел, состроил недовольную гримасу и увел за собой.
Кажется, Шейла даже честно пыталась навести порядок в отведенной старинному приятелю коморке, только вот даже самая благая цель может закончиться элементарной попойкой. И  грех ей не закончить дело, если в компанию вливается еще один давний друг Одейр. Быть единственной женщиной в компании таких профи в отношении спиртного – это своего рода вызов и испытание для непривычного организма. Но этим вечером подобная мысль мало заботила, если уж говорить честно.
Началось все тихо и цивильно, но ведь просто сидеть, болтая о природе и погоде, не в их характере. На действия подстегивала не только скука, но и пустые бутылки. Жизненно необходимая задача – достать еще чего-нибудь крепкого в условиях запретов тринадцатого дистрикта становится едва ли не смертельно-опасным приключением. Стоит уточнить, что опасным не для них, а для коренных обитателей тринадцатого скорее всего. А дальше «парни» рванули в бой, так что Стоун едва поспевала за ними. Дверь столового блока, крепкая и обитая металлическими пластинами, слетела с петель в мгновение ока. Шутка ли устоять под напором двух менторов.
Грохот был довольно-таки приличный, только сновавшие в пищевом отсеке работники не удостоили гостей собственным вниманием.
— Да что же тут обычно творится, если они даже на шум уже не реагируют, — изумленно прошептала Шейла, на всякий случай, придерживая рукой заметно покачнувшуюся стеночку. Пол под ногами тоже как-то странно кренился, так что женщина предпочла облокотиться на что-нибудь твердое. По странному стечению обстоятельств опора оказалась ошеломленно пискнувшим мальчишкой, который поспешил убраться с глаз, как только изумленная Стоун подскочила от неожиданности. А дальше менторша попала уже в заботливые руки Финика. Сейчас они откровенно развлекались, наблюдая за реакцией испуганных людишек. – А еще и считают себя вояками! Финн, посмотри на них: реакция замедленная, неповоротливые, позооор, да и только! Тренироваться надо больше, — а это уже в сторону какой-то грузной женщины, торопливо заползающей в самый дальний уголок. – Тихо ты, кажется, мы их напугали, — трагическим шепотом, который, наверняка, был услышан каждым обитателем помещения.
— Дай-ка я попробую, — подойти к одному из поварят, ласково погладить ребенка по голове, от чего тот почему-то сжимается. – Милый ребенок, помоги мне, пожалуйста, — торопливый кивок, и парнишка уже манит брюнетку за собой.
Когда Шел возвращается, то с победной улыбкой протягивает Одейру еще пару бутылок чего-то мутного и непонятного, но явно пахнущего алкоголем.
— Вот, смотри, что удалось найти, правда это местного производства. Очень просили не говорить Койн о том, где это было взято, — нетерпеливый кавалер буквально силой вытягивает ее из кухни, и Стоун, споткнувшись, утыкается носом в широкую спину. Появившийся было смешок, моментально испаряется, стоит только увидеть картину маслом по сыру. – Финн, а вот теперь у нас проблемы, надо поскорее отобрать у него баян, иначе он всех перебудит. Ты ни разу не видел его с инструментом? Так вот, если бы спонсоры прислали его на ту самую Бойню, то поверь, Игры закончились бы куда как раньше. Народ бы сам с обрыва попрыгал. Подобие музыки буквально разрывало слух. Обращения к боевому товарищу результата не дали, и стоун решилась на крайние меры. Отломив ножку от стула, менторша подкралась к старинному другу из за спины и как можно нежнее огрела орущего по голове. Надеюсь, он меня простит, а лучше бы совсем не вспомнил, когда очнется, — понуро сообщила Шейла оставшемуся товарищу. Иначе бы мы его замолчать не заставили. Только вот не оставлять же его здесь. И что будем делать? Брюнетка в задумчивости барабанила пальцами по столу, но решение так и не приходило.

Отредактировано Sheila Stone (Пт, 1 Мар 2024 21:05:37)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/47/439003.gif

+7

14

Имя на ваш выбор
[27 - 32]

https://64.media.tumblr.com/cd6c3c6ab805470ad8b67eac589758b1/f931acd1dfe8544b-bc/s400x600/b0593941fc93976cf48b7873a65acc78641b16ac.gifv
[Майли Сайрус]

[indent] » Стилист 4-го дистрикта


Большое вам всем спасибо! Не думаю, что я кого-то забыла, но нижнее белье я могла забыть. Пока!


Ты выглядишь счастливой капитолийкой, но так ли это на самом деле?

Ты всего добилась сама. Через тернии к звёздам. Твоя семья хоть и родилась в Капитолии, но обеднела во время войны. Ты не озлобилась, ты не пошла по головам. Ты осталась собой.

Окружающие хотели послушания, надеялись, что ты пойдёшь по стопам родителей, но с детства тебя манило другое. Стиль, внешний вид, создание одежды. Тебя заставляли учиться, но ты сбегала и изучала тайком.

Сопротивлялась, боролась и добилась своего.

- Я не стала плохой. Я просто выросла, - говорила ты окружающим.

В какой-то момент в Голодных играх появились стилисты, ты подала свою заявку на участие и заняла должность стилиста 4-го дистрикта.

Мы вряд ли пересекались на Голодных играх с моим участием, но теперь я - ментор, а значит мы работаем сообща. Приходи, мы вместе обсудим наши отношения и игру.

пост читать

Голодные игры не заканчиваются после арены. Только начинаются.

Это ужасное, болезненное осознание приходит далеко не сразу. И именно тогда живые завидуют мёртвым, а победители более поздних игр завидуют ранним. Тем, кто участвовали в первой десятке. Те, кто погибли, и те, кого оставили в покое.

Мэгс не повезло. По всем фронтам. Мало того, что её игры были переходными, так ещё и она отправилась в первый тур победителей. Видела боль в глазах других людей. Боль, что именно она выжила, а не другие.

И так из года в год.

Выживших на арене становилось всё больше, а количество жертв увеличивалось в геометрической прогрессии. И никто не мог остановить эту беспощадное, безжалостное шоу.

И мало того, что ты – участник игр, после «победы» предстоит ещё и менторство. Каждый год готовить молодых трибутов на смерть. И только один из них выживет и вернётся. У ментора даже шанса нет вытащить обоих, а значит лучше не привязываться.

И, конечно же, это так больно – не привязываться. Осознавать, что два подростка как скот на убой. На потеху развратной сумасшедшей публики Капитолия.

Неужели игры – навсегда? Неужели они никогда не остановятся?

После двадцать третьих Голодных игр победители вновь отправляются в очередной тур. У Мэгс это далеко не первый. В такие моменты хочется просто затеряться, исчезнуть. Сбежать.

Но мы в очередной раз выходим улыбнуться. Улыбнуться и помахать рукой. Поблагодарить Капитолий за подаренную возможность. Возможность жить счастливой и богатой жизнью.

Улыбка превращается в усмешку. Деньги окровавлены смертями. Каждый победитель – убийца. Каждый платит собой, своей жизнью и телом. Разве это счастье?

Скоро долбанный тур закончится. Скоро можно будет вернуться «домой» и провести несколько дней в тишине. Пожить простой жизнью. Хотя бы притвориться.

В одном из помещений Мэгс замечает растерянного молодого парня. Хмурится, пытаясь вспомнить кто он – ужасная память на лица. Её осеняет – победитель последних двадцать третьих игр. Вроде бы стоит просто пройти мимо, оставить его в покое, со своими терзаниями и осознаниями, но Мэгс не может.

Ей и самой не хватало взрослого, кто прошёл через тот ад, что прошла она. Взрослого, кто бы поддержал в трудный момент.

– Эй, – обращает на себя внимание Мэгс. – Ты как? Для тебя это в первый раз…

*Внешность Майли Сайрус не обязательна, но это роскошная дама, была бы рада видеть именно её
История обговариваема и обсуждаема. Хочу видеть сильную пробивную личность. Как ты относишься к Капитолию и Голодным играм - на твой выбор.

Отредактировано Mags Flanagan (Ср, 6 Мар 2024 02:40:49)

Подпись автора

https://64.media.tumblr.com/d0dd2c0d289c6a76dece8ef98326cc35/tumblr_inline_pof6cmORSv1vjg4rh_250.gif

+2

15

karl wagner
[карл вагнер - 30]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/32/t344790.jpg

[mark tishman]
[indent] » lawyer, sponsor


…Думала ли ты о том, что мы не должны потреблять радость и свет, не производя ни того ни другого? Быть непонятным, мрачным и недооценённым — это довольно просто. Невероятно трудно быть добрым, ясным и открытым. И с возрастом этот труд становится для иных почти непосильным.


"Капитолий - город огромный и полный возможностей", - любил повторять твой отец, и ты принял его установку, как руководство к действию. Не просто наследник и продолжатель семейного дела, а человек, сумевший поднять репутацию фамилии на новый уровень. Бесстрастный юрист и настоящий профессионал, за помощью к которому обращаются самые влиятельные люди столицы. Любимец матери и гордость отца, не знаю, что ты рассмотрел в упрямой девчонке, которой Вагнер-старший вручал права на материнское наследство, и спрашивать точно не стану. Моё наследное дело можно считать твоей первой проверкой профпригодности на практике, с того момента мы, собственно, и общаемся.
Твоя тактичность и задатки психолога искренне восхищают, однако, я все чаще начинаю задаваться вопросом идеальности твоей личности. Никогда не стремилась раскапывать подноготную, уважая личное пространство и довольствуясь крупицами дружеских откровений, но знай, что приму тебя любого, со всеми достоинствами и недостатками.
_______________________________

Это не полноценная заявка, лишь наброски мыслей о возможном образе, которые можно подкорректировать. просто закономерно же, нет: там, где есть Паршута, должен быть и Тишман. На паре не настаиваю, но крепкую дружбу в этом тандеме канонно вижу. Нужен человек, способный, не выясняя причин и не осуждая, сорваться по первому зову и просто побыть рядом, если потребуется. Нужен человек, который спокойно воспримет обыкновенный сарказм Джеммы, и уже вдали от посторонних глаз даст ценный и мудрый совет, а то и мотивирующий пендель. Смею заверить, что вполне готова на обоюдные подвиги.
Будет вообще прекрасно, если Карл, хоть иногда, будет вписываться в спонсорство седьмого, но на этом не настаиваю. Открыта для инициатив и обсуждений

пример поста

"Плачь, если плачется,
а если нет, то смейся,
а если так больнее, то застынь — застынь,
как лед,
окаменей ...
(В. Леви)

Эмоции — опасная сторона человеческой натуры, способная выдать всю подноготную. Не столь важно, праведную или грешную. Настоящую, истинную, не скрытую под личиной удобного и общепринятого. Быть собой в столице непозволительно — урок, усвоенный слишком рано и не подлежащий сомнению.
Изначально глупо было рассчитывать на адекватное восприятие победителем семнадцатых речей какой-то капитолийки. Тут все максимально просто. Черно-белый мир, в котором столичники — зло во плоти, а жители дистриктов — воплощение света и великомученничества. Все сразу становится на предопределенные кем-то свыше места и обретает ясность!
Какой видит стилистку Эш?
Выскочка, решившая устроиться в жизни получше за счет жизней детей шестого дистрикта. Иного варианта попросту нет и быть не может. Стереотипы сильны, и не только здесь. О пользе раскола помнишь, как бы ни желал обратного.
Что же, ради эгоистичного спокойствия новоявленного ментора из лица победителей, блондинка готова подтвердить абсолютно любую, даже самую грязную или обидную теорию. Он же прошел Арену и понял жизнь. Считай, получил право и разрешение!
Нарочито-развязное поведение Ридуса не цепляет по-настоящему. показательные выступления призваны отвлечь от испытываемого им чувства больной утраты. До конца не пережил и не отпустил. Мог ли, если разобраться?
Жалость — страшное чувство, но именно оно возникает при мысли о Ридусе. Незлобивый по натуре, ощетинился после потери единственного дорогого человека. Но и избранный курс Крауч не считала верным.
Всего одних игр хватило, чтобы понять: победителей не существует.
Бойня просто уничтожает все человеческое, но и вытаскивает на обозрение толпы все дрянные и темные черты характера. на выходе появляется нечто уродливое, мерзкое и больное по сути свой.
Эш не заслуживает такой участи уже потому, что Луна для него подобной судьбы не желала. Светлая искренняя девочка, как и всякая носительница человеческой мудрости, видела все наперед. Вот только знать не могла, что ее единственно-близкий человек не справится. Не пожелает даже пытаться.
— Бравада и оправдания в одном флаконе? — ее голосом можно резать металл. Самообладание уже давно не подводит. И дело здесь не в разнице возраста, не слишком значительной, стоит отметить.
Ледяной колкий взгляд сопровождает все чудачества мальчишки. Сейчас он именно мальчишка, и ничто Крауч переубедить не способно.
— День откровенности, Ридус? — она не шевелится и не выдает ни тени страха, когда крепкая ладонь недавнего победителя обхватывает тонкое запястье.
— ты слаб и жалок в этой слабости. Настолько, что утягиваешь юных и неокрепших в собственное болото, — она без колебаний встречает чужой взгляд.  — Одна могила? Не тешь себя иллюзией, — взгляд переводится на сжавшие ее руку пальцы, — остальные могилы отчасти на твоей совести. Вину Капитолия никто не отменяет, но порой невмешательство и равнодушие большее преступление.
Рассуждения о смерти в иной ситуации вызвали бы веселье. Забавно же: на арене инстинкт самосохранения включается раньше потребности философствовать о гуманности и справедливости. Сожаления же о содеянном появляются гораздо позже. Но даже тогда ни одну покаянную голову не посещают мысли о самоубийстве, как о способе вернуться к верному решению. Мужчины порой склонны к театральности более женщин.
— Мне есть что терять, ты прав, — краткая усмешка, отдающая оттенком высокомерия. Капитолийская стерва, как же иначе?! — И если придется жертвовать чем бы то ни было, я буду осознавать, что это последствия МОЕГО решения. Потому мне и разгребать.
Отстраняется. Попытка эффектного запугивания потерпела фиаско. Джем не злилась по-настоящему, отчасти понимала, совершенно искренне желая поддержать. Только требовалось ли это купающемуся в жалости к себе Эшу.
Не до конца осознавая грядущие последствия своего порыва, но интуитивно понимая верность избранного способа действия, Крауч стягивает с шеи тонкий кожаный шнурок с мелкими вкраплениями серебряных пластин, на котором болтается простой серебряный же медальон без каких либо лишних инкрустаций.
— Таким ли она тебя видела, подумай на досуге, — массивная вещица небрежно шлепается на колени горе-ментора.
Джем же отставляет стакан, намереваясь покинуть помещение.
Фото луны должно было служить неким напоминанием о свете, оставшемся в их непростой жизни.
Нежно улыбающаяся девочка, тонкая и женственная в своей расцветающей красоте, оказалась слишком чистой для всего этого мира.
— Возможно, смерть для нее была большим милосердием. И не мне объяснять, почему. Этот, как ты уже сказал, кошмарный мир, ее просто не заслуживал.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/32/273604.gif

+4

16

Трибуты 4 дистрикта
[10 - 17 лет]

https://s9.uploads.ru/5RKjm.pnghttps://i.postimg.cc/Xvvz1RZf/erfNhPl.gif
[на выбор]

[indent] » трибуты 4 дистрикта


Приговорённые на смерть


Мне совершенно не важно, как вы выглядите, сколько вам лет и как вас зовут. За годы менторства я уяснила главное правило: делай всё, что можешь, чтобы спасти ребят, но не привязывайся.

Вы - пушечное мясо Капитолия. 25-е игры стали ещё более жестокими по сравнению со всеми предыдущими, ведь в этот раз нам пришлось выбирать трибутов голосованием. Кто-то голосовал, думая, лишь бы проголосовать, не думая, что судьба ребёнка решится. Кто-то пытался избавиться от человека.

Приходите, я обещаю интересную игру. Я буду делать всё, чтобы вытащить хотя бы одного из вас живым.

пример поста

Голодные игры не заканчиваются после арены. Только начинаются.

Это ужасное, болезненное осознание приходит далеко не сразу. И именно тогда живые завидуют мёртвым, а победители более поздних игр завидуют ранним. Тем, кто участвовали в первой десятке. Те, кто погибли, и те, кого оставили в покое.

Мэгс не повезло. По всем фронтам. Мало того, что её игры были переходными, так ещё и она отправилась в первый тур победителей. Видела боль в глазах других людей. Боль, что именно она выжила, а не другие.

И так из года в год.

Выживших на арене становилось всё больше, а количество жертв увеличивалось в геометрической прогрессии. И никто не мог остановить эту беспощадное, безжалостное шоу.

И мало того, что ты – участник игр, после «победы» предстоит ещё и менторство. Каждый год готовить молодых трибутов на смерть. И только один из них выживет и вернётся. У ментора даже шанса нет вытащить обоих, а значит лучше не привязываться.

И, конечно же, это так больно – не привязываться. Осознавать, что два подростка как скот на убой. На потеху развратной сумасшедшей публики Капитолия.

Неужели игры – навсегда? Неужели они никогда не остановятся?

После двадцать третьих Голодных игр победители вновь отправляются в очередной тур. У Мэгс это далеко не первый. В такие моменты хочется просто затеряться, исчезнуть. Сбежать.

Но мы в очередной раз выходим улыбнуться. Улыбнуться и помахать рукой. Поблагодарить Капитолий за подаренную возможность. Возможность жить счастливой и богатой жизнью.

Улыбка превращается в усмешку. Деньги окровавлены смертями. Каждый победитель – убийца. Каждый платит собой, своей жизнью и телом. Разве это счастье?

Скоро долбанный тур закончится. Скоро можно будет вернуться «домой» и провести несколько дней в тишине. Пожить простой жизнью. Хотя бы притвориться.

В одном из помещений Мэгс замечает растерянного молодого парня. Хмурится, пытаясь вспомнить кто он – ужасная память на лица. Её осеняет – победитель последних двадцать третьих игр. Вроде бы стоит просто пройти мимо, оставить его в покое, со своими терзаниями и осознаниями, но Мэгс не может.

Ей и самой не хватало взрослого, кто прошёл через тот ад, что прошла она. Взрослого, кто бы поддержал в трудный момент.

– Эй, – обращает на себя внимание Мэгс. – Ты как? Для тебя это в первый раз…

Подпись автора

https://64.media.tumblr.com/d0dd2c0d289c6a76dece8ef98326cc35/tumblr_inline_pof6cmORSv1vjg4rh_250.gif

0

17

silver
[сильвер - 39-40]

https://i.ibb.co/6Xvyq3J/4.png https://i.ibb.co/n35HG7Q/2.png https://i.ibb.co/2ksTz1p/1.png
[cillian murphy]

[indent] » 1st district mentor


всем расскажи, что я ведьма
люди, как правило, дуракам верят


на обсуждении

всегда второй. второй сын. второй победитель. сильвер шел на голодные игры умирать. он видел все ужасы темных дней, участвовал в восстании, как и его семья. он был подростком, ярко горел идеей, верил в то, что можно что-то изменить. но реальность оказалась куда более суровой. война - это не только красивые слова и вписанные в историю имена героев. это грязно. мерзко. страшно. сильвер видел, как убили мать. получил весточку о том, что при взрыве в капитолии пропал без вести его отец. слышал о том, как сломили его старшего брата, заставляя его признаться даже в том, что он не совершал. как его расстреляли - сильвер уже не видел. в то время казни совершались чаще, чем случались приемы пищи. а потом - безоговорочная победа капитолия. очередные ограничения, жестокие, рабские законы.
голодные игры.
сильвер шел на них умирать. у него не осталось семьи, у него забрали свободу и будущее. но просто взять и наложить на себя руки было страшно. и, пожалуй, стыдно. все те, кого он знал, погибли сражаясь за правое дело. их имена не были вписаны в историю, никто не помнил их как героев. но они погибли именно так. и он не мог просто уйти за ними, не попытавшись сразиться в последний раз. ему было нечего терять. он ни во что не верил, поэтому вызвался сам. и победил. инстинкты? мышечная память? запоздалый страх все же лишиться жизни? но в той бойне, которая длилась не дольше часа, он выжил.
возможно получил второй шанс.
снова второй.
и возможно он смог бы просто жить дальше в тишине своего нового дома, который в первые дни ярко пах краской, побелкой и клеем. возможно он смог бы забыть все ужасы, которые случились в его жизни. он бы тихо состарился и также тихо умер. бесславно. забытый, никому не нужный. не_герой. если бы однажды капитолий не решил превратить унизительную бойню в пестрое шоу.
когда с (не)героев прошлых лет решили стряхнуть пыль и вновь вытащить в свет софитов, сильвер был мягко говоря не в восторге. мало того, что его заставили вновь смотреть на смерть из первых рядов, сделали клоуном в шоу. так еще и эти дети... эти испуганные глаза, полные робкой надежды. что он мог им сказать? чему он мог их научить? он едва помнил сам все то, чему научился во время темных дней. он смотрел на этих детей с жалостью и это было единственное искреннее чувство, которое он мог им дать. слабые, перепуганные, родившиеся и выросшие уже тогда, когда о восстании и подготовке к нему не было и речи. и тех нескольких дней, которые давались на то, чтобы он мог их чему-то научить было бесконечно мало. но самое главное - он должен был научить их нравиться. как? если сам сильвер не нравился никому.
а потом она. выскочка.
сильвер смотрел на раттану, как на покойницу. покойница упрямо говорила, что ее учили. что она непременно победит. что она не собирается заканчивать свою жизнь на арене, даже если эта самая жизнь не из легких. "помоги мне", - она была упрямой, настойчивой и до безобразия хрупкой. сильвер ни на секунду не поверил в то, что она сможет победить. второй и четвертый дистрикты уже выпускали на арену подготовленных трибутов, которые учились убивать едва ли не одновременно с первыми шагами. куда до них девочке, которой едва исполнилось семнадцать? все, что он мог сделать для нее - запомнить ее имя и принести на ее могилу цветы.
но вместе с ним ее имя запомнил весь панем, потому что у нее действительно получилось выиграть. и ей действительно дарили цветы. усыпали ими. и она, живая, улыбалась. всегда - им. никогда - ему.
"ты предал меня. как предавал их всех. и я тебе это никогда не прощу".

от автора

тут, в общем, просто набросок. скелет основных фактов и факторов, которые живут в моей голове, когда я думаю о своем коллеге. поменять можно практически все, кроме внешности, и того факта, что сильвер раттане на ее играх никак не помог. он на нее не ставил. она победила. у них конфликт, но они должны работать вместе, наступая на горло своей гордости и обиде, чтобы постараться спасти детей из своего дистрикта.
нам еще нужно каким-то образом прийти к тому, что мы тоже сами с усами и выпускаем профи трибутов. в нынешних, двадцать пятых играх, у нас как раз есть такой мишка-переросток. наш первенец, так сказать. но первый блин комом - он умрет. ихихик. и вообще у нас полностью укомплектованный дистрикт! есть прекрасная я, божественная стилистка, абсолютно очаровательная малышка-трибут, медлительный мишка (но весна, я надеюсь мишка выйдет из спячки и напишет анкету), и наша уже общая победительница! не хватает только тебя, дедуля.
приходи и я обещаю прокатить тебя на эмоциональных качелях!

пример поста

дверь за мишей хлопает оглушительно. тишина прерывается только стонами боли безымянного мужика. ну, то есть, конечно у мужика есть имя. только вот мими на это совершенно наплевать. мужик стонет. у него из руки торчат ножницы, на пол капает кровь. вокруг него суетятся люди. но не смотря на эту суету, в зале все еще невероятная для этого места тишина. мими хихикает. явно неуместно. на нее оглядывается несколько человек.
— простите. это нервное. ужасно боюсь вида крови, — мими снова едва ли не смеется в голос. она надеется только на то, что с учетом общего шока, никто не обратит внимание на ее слова. люди отворачиваются. мими прикрывает рот, снова едва ли сдерживая смешок. вот это, конечно, уморительно. жаль, что это ножницы. и жаль, что у старого мудака явно достаточно денег, чтобы со всем этим разобраться. наверняка даже шрама не останется. а лучше бы остался без руки.
комната снова начинает наполняться шумом — а значит первый шок прошел. мими кивает помощникам на своих трибутов, призывая присмотреть за ними. улыбается.
— я скоро вернусь. слушайтесь «папочку», — мими бросает взгляд на своего коллегу и усмехается. судя по его взгляду, он снова не ставит на девочку. судя по опыту мими, он снова долбоеб. но это лирика.
— — —
мими идет на крышу по лестнице. что-то подсказывает ей, что миша там. но, может быть, остановилась на каком-то пролете? вряд ли она поехала на лифте. хотя, может быть и поехала. мими тяжело вздыхает после восьмого пролета, но упорно идет наверх. осталось еще четыре. дверь на крышу приоткрыта — а это значит, что мими не ошиблась. и миша снова сбежала сюда. не конкретно на эту крышу, но в целом.. на крышу. когда-нибудь мими спросит, откуда это желание забраться повыше. когда-нибудь мими спросит, откуда шрамы под дорогими часами. когда-нибудь. когда будет готова услышать ответы и не пойти убивать.
— я надеюсь что ты приехала на лифте. двенадцать этажей пешком — слишком даже для меня. но я прошла их, боясь обнаружить твое обессиленное тело где-то в районе шестого, — мими проходит вперед, к парапету, где стоит миша. мими нависает на перила, почти опрокидываясь вниз, отрывая ноги от земли. но все же возвращается ногами на крышу. вздыхает. почти улыбается. капитолий переливается огнями. все такое яркое. такое красивое. мими ужасно нравится. порой ей кажется, что она была рождена для этой роскоши, а не для того, что происходило с ней в детстве. но это тоже опыт. тоже... жизнь. — слышала, что раньше говорили: «все, что не убивает нас, делает сильнее». как ты думаешь, его сделают сильнее ножницы в руке? или стоило его убить?
на мише нет лица. и мими болтает всякую чушь, чтобы ее отвлечь. и хочется сделать что угодно, на самом деле. лишь бы миша не смотрела в пустоту с таким видом, будто бы выйди мими на крышу минутой позже, никого бы уже здесь не нашла. возможно ей все же стоило поехать на лифте. и потом уже спускаться вниз, если бы миша все же решила воспользоваться лестницей и застрять где-то по-середине. но это.. это же невозможно, правда? миша, которую знает мими, она бы никогда так не сделала. и все же. мими бросает взгляд на руки миши и отводит взгляд. как и всегда.
— тут ужасный ветер. давай хотя бы отойдем от края? боюсь, что нас сдует. а я не для того выживала на чертовой арене, чтобы умереть так бездарно и бесславно. пойдем, — мими тянет мишу за руку, отводя ближе к каким-то хозяйственным выступам. наверное они имеют какой-то смысл, если есть на крыше? у одного из них мими сбрасывает с плеч свою джинсовую куртку, расстилает ее на полу и садится. так, спрятавшись за выступом, она почти не чувствует ветер. мими смотрит на мишу вопросительно. — садись. или ты думала, что я потащу тебя обратно в зал? там разберутся и без нас, я в этом уверена. все равно на сегодня все мероприятия пошли к концу.
мими устраивается на куртке удобнее, смотрит вперед. это странно, правда? такая реакция миши. при всей своей вспыльчивости, мими людей ножницами не протыкает. да и в принципе, ничем никого не протыкала в обычной жизни. только на арене. но ведь это совсем другое. там либо ты, либо тебя. и.. это странно. ведь жизни миши ничего не угрожало. просто мужик. просто мудак.
— ай-я.. ты испачкалась. видела? — мими с поддельной грустью смотрит на платье миши — брызги крови попали на подол. — красивое платье.. наверняка есть какое-то средство, чтобы вывести кровь?
мими говорит. продолжает. ей почему-то страшно. не как на арене. тогда было страшно по-другому. она просто знала, что у нее есть цель — убить двадцать три человека. возможно не всех своими силами и руками. но цель была. и мими шла к ней, потому что только так она могла выжить. а сейчас... сейчас это ощущается как свободное падение. и не понятно, что будет внизу. батут? а может быть острые пики? внутри щекотно от страха и тревоги. и, наверное, стоит спросить. сделать шаг.
— миша? — мими слегка подталкивает ее плечо своим. — расскажешь?
сделать шаг и перестать бояться. увидеть новую цель. и идти к ней, даже если на пути придется снова убить двадцать три человека. что угодно, на самом деле. лишь бы в конце пути была миша.

Отредактировано Rattana Amarin (Вс, 7 Апр 2024 15:17:29)

+9

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » panem. the bell jar » капитолий » нужные